Пенсионный фонд и шоковая травма

Пенсионный фонд и шоковая травма

      Я получила от читательницы Натальи письмо с неприятной историей, в которой она попросила разобраться. Я поделюсь письмом и моим ответом, поскольку любая из нас может оказаться в подобной ситуации.

      Вот, что пишет Наталья:

     «Звонок в дверь. Открываю – стоит мужчина с девушкой. Он в деловом костюме, очках, с двумя папочками. Здоровается, начинает тараторить текст, который я не поняла и не запомнила, но суть в том, что типа проверка, есть ли у меня документ о заключении договора с пенсионным фондом. Мол, закон давно принят, люди ничего не делают, поэтому им приходится ходить по домам. Говорил ровно, спокойно, но очень уверенно и настойчиво.

     Впустила, попёрлась за пенсионным свидетельством, чтобы он по базе данных проверил. Оказалось, что договора у меня нет, и он говорит, мол, надо заключать. «Табуретку принесите, пожалуйста». Хозяин положения! Я тем временем успела прогнать в голове:

      1) Недавнюю историю с компанией, которая так же отправляла агентов по домам и предлагала установить счётчики воды; горожане позвонили в газету, и выяснилось, что фирма втридорога ставила счётчики и по квартирам просто клиентов собирала. Я в тот раз от услуг отказалась, сославшись на то, что надо с мужем посоветоваться, взяла для виду телефон, и агент от меня отстала;

       2) Настойчивость, будто он не хотел давать мне время подумать;

    3) Не было никаких предупреждений, и я в глубинах разума не верила, что государство пошлёт с бухты-барахты госработников по квартирам. Муж на людях бывает регулярно, и я как минимум от него узнала бы о такой фигне – как о необходимости обновить медицинский полис, например;

     4) Запах. Его одеколон мне сразу не понравился, так как напомнил такой же запах от свидетеля Иеговы, который мне брошюры на улице впаривал. В мозгу сразу связка: секта.

     Я попыталась отказаться. Сказала, что я вообще не в теме, мне нужно время разобраться и подумать. Дайте, говорю, телефон, я сама приду, если решусь. А он: вы что, мол, четырнадцать лет уже думаете, всё, цигель-цигель, надо скорее, по закону положено. И возмущённо так на меня уставился. И вот в этот момент я растерялась, потому что не нашла ВЕЖЛИВОГО повода его выставить. Сразу успокоила себя тем, что я всё равно официально не работаю, и накоплений у меня поэтому нет.

     Суд да дело, заполнили договор, и мужчина должен был сразу отправить извещение в головной офис, чтобы мне оттуда позвонили, удостоверились, что я живая и настоящая. Я ещё подумала: что за бред в стиле боевиков про спецагентов. И ОПЯТЬ СЕБЯ ЗАТКНУЛА. Перезванивают мне, оператор голосом ЗОМБИ представляется сотрудником негосударственного фонда «Доверие», что-то спрашивает. Я зависаю по телефону, так как мозг вопит: ага, так он не из пенсионного фонда, и вряд ли государство его ОТПРАВЛЯЛО по квартирам! И воздух как накалился в кухне. Это был момент «Х»! И я его просрала: сообщила свои данные, договор подписала. А пока он заполнял бумажки, дал мне какой-то ролик посмотреть с депутатом ЕР про это страхование. И депутат гнал какую-то чушь про иностранных агентов, которые активизировались и выводят накопления несчастных россиян на содержание стариков Европы и США. «Что за пиз…ц!» – орал мой разум, но понимал, что пути назад без скандала уже нет. Всё сделали, он ушёл.

       «Секта!» — в голове прямо стучало. Я помчалась в интернет проверять свои подозрения – так и оказалось: фонд использует мошеннические приёмчики. Агент за каждый договор получает деньги. И «звонок в центр», скорее всего, нужен именно для этого: чтобы агенты не мошенничали, а заключали договора с реальными людьми. Как фонд работает с финансами, не знаю, эта часть меня не сильно интересует.

     Из принципа сразу решила, что договор надо как-то расторгнуть. Я уже выяснила, что можно пойти в государственный пенсионный фонд и там проконсультироваться и перейти к ним или в другой фонд. В этом даже есть свой плюс, потому что я давно подумываю сделать ИП или патент и как-то уже стабилизировать свои отношения с пенсионным фондом.

       Мне важнее было убедиться, что разум и интуиция меня не подвели. Теперь я мучаюсь и бью себя по голове: ЗАЧЕМ я заглушила все звоночки? ПОЧЕМУ побоялась быть нехорошей девочкой, обозначить границы и выгнать агента? Ведь возможность предоставлялась несколько раз. Я же могу, когда захочу! Можно было сказать: если хотите, идите и подавайте на меня в суд от лица обиженного государства, я сама разберусь потом. Но нет, уступила его уверенности, настойчивости, находчивости. А сама как размазня. Как легко быть диванным психологом и оценивать чужие ситуации в инетиках– и как трудно быстро соображать и отстаивать свои границы на практике. Ужасно стыдно. А ведь самое обидное, что не сильный он был – обычный задрот в костюмчике, ниже меня ростом, но лобастый, эдакий ботан. Таких одной левой уделывают в драке, но уважают за ум. Эх, привили мне в школе толерантность к додикам, и в этой ситуации она сыграла против меня.

       Правильны ли мои выводы, на Ваш взгляд? Адекватно ли я рассуждаю? Как Вы видите ситуацию со стороны? Ещё в пенсионном укорять будут стопудово – и у меня, наверное, совсем не останется моральных сил и «боевой дух» пострадает. Не буду же я им плакаться, что у меня с границами проблемы»

        Вот что я ответила на это письмо:

     «Наталья, сильно сочувствую Вам! Вы подробно описали факты, а также мысли и чувства по их поводу, так что я погрузилась в напряжение и смятение, которые сопровождали Вас в то время.

        Вы говорите о проблемах с границами. Отмечу, что такие проблемы возможны только в ситуации бытового общения, в которых Вы вполне управляете своими реакциями, даже если ситуация для Вас стрессовая.

     То, что случилось с Вами, я не считаю бытовым общением. Вы были для другого человека не личностью, а объектом. Давлением и другими манипуляциями он добивался того, чего хотел. Вы закономерно восприняли эту ситуацию как угрозу своей безопасности. Поэтому я вижу это событие как психологическое насилие, «моральное изнасилование». А любое насилие – это шоковая травма, и тут действуют иные психологические законы, отличные от работающих в привычных ситуациях.

     Шоковая травма – это пережитая реальная или воображаемая угроза жизни и/или серьезного ущерба для самого человека или людей, которые для него значимы. Такая травма нарушает чувство безопасности и привычную картину мира, а также представления человека о себе. Это событие за пределами сознательной саморегуляции, когда человек не контролирует свои реакции, поскольку давление на него слишком большое. Сознание не справляется с нагрузкой и отходит на второй план, а управление на себя берут автоматические навыки и инстинкты, делающие все, чтобы человек выжил.

     Есть три инстинктивных реакции животных, в том числе человека, при угрозе жизни: борьба, бегство и оцепенение. Когда нельзя справиться с опасностью или убежать от нее, единственной реакцией остается оцепенение. У человека в это время возможна диссоциация – душа будто отделяется от тела и наблюдает за происходящим со стороны.

     Когда опасность миновала, животные выходят из оцепенения через сильную дрожь, призванную сбросить замершую энергию. Люди же часто не способны отпустить напряжение естественным образом и живут дальше в оцепенелом состоянии, словно травмирующая ситуация еще не закончилась. Когда после травмы сознание возвращается к управлению, оно укоряет себя за поведение при опасности, так как это обычно не соответствует представлениям человека о том, как надо, и о самом себе. Это осложняет работу психики по проживанию травмы.

     Наталья, давайте посмотрим на Вашу ситуацию с точки зрения шоковой травмы. Против Вас выступили такие факторы:

  1. Мужчина был с девушкой, он выглядел прилично, якобы был представителем государства, говорил уверенно. Это дало Вам в начале чувство безопасности, повысило доверие к происходящему и придало авторитет тому, что Вы услышали;
  2. Вы были застигнуты врасплох случившимся, этого не было в Ваших планах. События разворачивались быстро, Вас оглушали «сверхважной» информацией, не давали опомниться;
  3. Агент пенсионного фонда был подготовлен к встрече, а Вы – нет. Не сомневаюсь, что он обучался для того, чтобы манипулировать наиболее эффективно. А Вы вряд ли проходили обучение по противостоянию манипуляциям;
  4. Вам внушали чувство вины. В таком состоянии человек более подвержен манипуляциям;
  5. Вы были на своей территории. Обычно это безопасное место, а значит Вы были расслаблены и не ждали опасности. Когда подобное давление происходило по телефону, Вы могли положить трубку. Когда к Вам приходила не сильно подкованная в вопросах манипуляции женщина, Вы могли ее выпроводить, как Вы и сделали в случае с водопроводными счетчиками. Но оказавшись в квартире вместе с мужчиной, которого Вы видите впервые, и который возмущался и обвинял Вас, нормально воспринять это как угрозу жизни. Отдайте себе должное – Вы предприняли попытку сопротивления! Но давление на Вас усилилось. Вы искали вежливый вариант отстоять себя так, чтобы не подставлять под еще больший удар. Но давайте взглянем правде в глаза – вежливого способа выпроводить из квартиры мужчину, задача которого – всеми возможными способами остаться там и заставить Вас подписать нужные ему бумаги – нет. Когда я читала отрывок, как Вы с одним зомби говорили по телефону, а другой зомби стоял в это время рядом с Вами, у меня было четкое ощущение, что Вы – заложница. Вам некуда было отступать. Перебороть словесно Вы его не могли, так как мужчина был специалистом в своем деле, а уж справиться с ним физически – тоже маловероятно, учитывая его агрессивное состояние. Сработал инстинкт самосохранения, и Вы поступили наиболее адекватно ситуации – выполнили требования «захватчика», чтобы остаться невредимой. Так Вы сохранили силы для скорейшего восстановления после травмы, а не потратили их на сопротивление сопернику, который мог сделать Вам еще хуже.

      Наталья, отмечу, что Вы прекрасно анализировали ситуацию в процессе, подмечая детали. Да, Вы не могли воспользоваться этим пониманием сразу. В этом смысле Вы пережили диссоциацию – сознание наблюдало за действиями, но не руководило ими.  Но как только за мошенником закрылась дверь, и угроза исчезла, Вы вновь овладели собой и занялись исправлением ситуации.

       Как Вы можете себе сейчас помочь:

  • Ресурсы

       Позаботьтесь о том, чтобы чувствовать себя в безопасности. Делайте то, что придает Вам силы. Общайтесь и выговаривайтесь людям, которые хорошо к Вам относятся. Отдыхайте, ешьте и спите достаточно. При необходимости обратитесь за  специализированной помощью к психологу.

  • Стадии восстановления и чувства

       Видно, что шок от случившегося у Вас уже прошел. Обвинение себя и стыд, о которых Вы пишите в конце письма, характерны для следующей стадии проживания травмы – гнева. После будут стадии депрессии и принятия (подробнее об этом здесь). На каждой стадии давайте волю чувствам и обращайтесь за поддержкой к близким.

  • Тело

    Проработайте травму на уровне тела, лучше с психологом/человеком, которому Вы доверяете. Вспомните телесные ощущения во время той ситуации. Вероятнее всего, Вы почувствуете напряжение. Сбросьте оцепенение с тела – дрожите, как животные после шока. Тряситесь и двигайтесь, пока не почувствуете облегчение. Какая иная реакция Вам теперь ближе? Бегство? Борьба? Проживите это телесно, выпустите энергию наружу.

  • Исследование и переоценка представлений

      Травма изменила Ваше привычное представление о себе:  «Я же могу, когда захочу!» превратилось в «А сама как размазня». Исследуйте это умозаключение. Если Вы не только сильная, но и уязвимая, то что это для Вас? Можете ли Вы принять и эту свою грань? Понимаете ли Вы, что у любого человека есть ситуации уязвимости, и на каждую силу найдется большая сила? А если учесть, что «размазня» помогла Вам выйти из ситуации с минимальным ущербом, может ли она быть вариантом «Я же могу, когда захочу!»? Имеет ли тогда смысл самообвинение? Можете ли Вы поблагодарить эту часть за заботу в критической ситуации? Какие еще выводы о себе и о мире Вы сделали? Насколько они эффективны и могут ли помочь в жизни? Хотели бы Вы их заменить, и если да, то на что?

  • Расширение репертуара реагирования

     Это поиск дополнительных вариантов реагирования на ту ситуацию, мысленно воспроизводя ее шаг за шагом. Делать это можно только после восстановления от травмы и прохождения предыдущего пункта, чтобы думать об этом не с установкой вины «Ах, если бы я поступила так, все было бы иначе!», а с установкой, как же помочь себе или другим в будущем.

      Так что первоочередно для Вас, Наталья – позаботиться о себе и восстановиться. Дела с пенсионным фондом лучше делать уже после, когда рана затянется и Вы почувствуете, что способны пережить потенциальные неприятные эмоции.

        Спасибо, что поделились историей! Вы молодец, и я рада помочь Вам!»

       P.S. Более подробная информация о шоковой травме и выходе из нее находится тут — 1, 2, 3.

        (с) Евгения Задруцкая, проект «Слушай Душу» – listentosoul.ru

         P.S. Оставление своих персональных данных при отправке комментария под статьей или письма создательнице сайта, автоматически означает, что Вы принимаете правила пользования сайтом listentosoul.ru и подтверждаете, что ознакомлены и согласны с политикой конфиденциальности данного сайта.

Через сайт Vk Facebook

4 комментарии на “Пенсионный фонд и шоковая травма

  1. Ксения

    Здравствуйте!
    У меня тоже была похожая ситуация. После случившегося я аналогично себя корила за то, что не прогнала этих представителей.
    Правда, есть небольшие отличия. Ко мне пришли двое мужчин приятной наружности. Часто повторяли, что хотели помочь. Я как бы между делом задавала вопросы про их работу, про закон, которых их якобы вынудил вот так по домам ходить, но они, видимо, не проходили курсов манипуляторов, так как ни толком ответить, ни взгляда выдержать не смогли. В своём стремлении они были уверены, много говорили того, что я понять не могла. Тоже хотелось вежливо послать, но не вышло.
    Договор я, к сожалению, заключила, параллельно себя успокаивая, что, как и у автора письма, накоплений у меня нет.
    Границы это или нет, но я смогла не пустить их в квартиру.
    После этого случая долго переживала, а теперь любому позвонившему через дверь кричу, что мне ничего не нужно.

    1. Евгения

      Ксения, здравствуйте! Сочувствую, что Вы тоже оказались в подобной ситуации. Может что-то из предложенного мною пригодится и Вам. Или у Вас уже все улеглось само, так как время прошло.
      Важно, что Вы для себя сделали выводы из ситуации!

  2. Бж

    Я не открываю дверь в подобных случаях. Даже участковому. У меня есть такое право, закрепленное законом. Не стоит быть доверчивыми в наше время.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать + десять =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>