История Анастасии: «В этих отношениях у меня чуть не повредился разум»

photo_7953_20081119

        Эта история произошла много лет назад, и сейчас я уже могу не только вспоминать о ней спокойно, но и сделать некоторые выводы, тем более, что именно этот случай из моей жизни положил начало моему серьезному увлечению психологией. Сама история не нова, я бы даже сказала, банальна: это была несчастная любовь. Однако, от простого опыта несчастной любви ее отличал один факт – мой избранник был нарциссом. Кто такие нарциссы, я узнала из блога Тани Танк «Перверзные нарциссисты, психопаты».

     Мне было 19 лет, я не верила ни в Бога, ни в черта, и считала, что уж я-то точно не вляпаюсь в гниль зависимых отношений. Серьезных отношений, а уж тем более замуж — я не хотела. Более других ценностей я почиталась личную свободу и независимость.

       С Мишей я познакомилась на праздновании первого мая. Мы просто оказались рядом в толпе людей — такой вот роковой случай. Внешность у него была на мой взгляд самая заурядная, единственное достоинство – высокий рост, что при моем почти двухметровом росте было просто находкой. Он был ненавязчив, остроумен, эрудирован, мне нравилось говорить с ним, нравилось, что наши разговоры были далеко от мимимишного воркования, а можно было пикироваться и подкалывать друг друга. Постепенно наши встречи стали постоянными, но, как ни странно, я начала испытывать чувство тревоги. Вроде бы все было хорошо, Миша заботился обо мне, но… Под его влиянием я отдалилась от подруг, поскольку все свободное время проводила с Мишей, а потом он начал потихоньку перекраивать меня под видом заботы. У меня всегда были проблемы с весом: если я начинаю налегать на сладкое, то меня сразу разносит, а сладкое, к сожалению, я люблю. Миша знал об этом, но после того, как мы начали встречаться, стал водить меня в кафе-кондитерские и дарить шоколадки. А потом ненавязчиво указывал мне на то, что я растолстела. Когда я говорила ему, что не стоит таскать меня по кондитерским, он отвечал, что он любит сладости, а у меня просто нет силы воли, приводил мне в пример голливудских красавиц, которые всю жизнь сидели на диетах ради того, чтобы /цитирую/ «радовать своих мужчин». Я садилась на жесточайшую диету, изнуряла себя тренировками так, что сломанная в школе нога отказывалась ходить, а потом срывалась и до отвала нажиралась шоколадками, и все начиналось заново…

     Потом речь зашла о моем гардеробе. Как я уже говорила, в школе я сломала ногу, перелом был сложный, ногу буквально собрали по частям, врачи удивлялись, что я потом научилась ходить без хромоты. Естественно, обувь на каблуке стала для меня недоступна, но, учитывая мой рост, я особо об этом не жалела. Мише нравились девушки стиля «леди-босс», атрибутом которого был каблук. Зная о моей проблеме, он все же купил мне такие туфли, обещав, что это только на выход и до такси. Свой первый вечер в этих «испанских сапогах» я не забуду никогда. В ресторан мы поехали на такси, а вот обратно Мише захотелось погулять пешком, потому что погода хорошая, звезды светят, короче — полный романтик. На каблуках я протопала почти 5 километров, под конец я уже откровенно хромала на обе ноги и плакала. Я была готова отдать любые деньги, чтобы последние метры доехать, но как назло, ни одной попутки не было. Конечно, сейчас это не кажется проблемой – берешь мобильный и вызываешь любое такси, но 18 лет назад мобильники только входили в нашу жизнь и были только у суперсостоятельных людей. Сами понимаете, студентка к ним не относилась. Миша смеялся надо мной, говорил, что это всего лишь туфли, нечего притворяться. Прежде, чем лечь спать, мне пришлось отпаривать ноги в тазике. Всю ночь мне снилось, будто волки пытались отгрызть мою ногу. Я не могла ходить еще четыре дня.

   У многих может возникнуть вопрос: почему я не послала Мишу после таких издевательств. Понимаете, человек существо очень адаптивное. А ещё он отчаянно хочет верить в хорошее, поэтому хватается за крупицы хорошего, закрывая глаза на килограмм плохого. Нарциссы действуют как пауки: сначала тебя окутывают сетью из сладости, а потом уже поздно. Миша сначала сыпал комплиментами и был просто идеалом, он каким-то животным чутьем угадывал, что именно мне необходимо в данный момент. К такой заботе привыкаешь. Потом потихоньку начинается прессинг, но он также подаётся, как забота (я хочу порадовать тебя сладким, твои ноги восхитительны, а в туфлях ты просто неотразима, джинсы убивают твою сексуальность, твоя подруга тебе не пара — она не может оценить твой ум). Знакомые формулы? Слышали такое? Тогда бегите как можно быстрее! Потому что после того, как вы попадете на крючок основательно, ваш нарцисс начнёт выпускать яд. Сначала понемногу, чтобы отодвинуть ваши границы нормального, а потом, когда ваше мировосприятие уже будет искажено, он развернётся во всей красе. Вот только вы уже не поймете, что попали в ловушку, потому что будете мыслить искажёнными категориями.

      Перекраивая мою внешность, Миша потихоньку перекраивал мои взгляды на жизнь. Все чаще от него звучало, что в изменах мужчины виновата только женщина — она не умеет быть хорошей для своего мужчины. Под понятием «хорошая» Миша подразумевал постоянное подстраивание под вкусы мужчины, покорность и готовность к любому сексу в любое время, независимо от загруженности на работе и самочувствия.

     Первый удар Михаил нанес мне в декабре. Я готовилась к сессии и подрабатывала километровыми переводами текстов. А потом встречалась с Михаилом, то есть ехала к нему домой готовить ужин (в четко оговоренные дни) или гуляла с ним долгими вечерами (а потом до утра учила лекции и писала самостоятельные работы). Я падала с ног от усталости, а по утрам походила на панду. Однажды в воскресенье, сидя в библиотечной столовой, я пролила на себя кофе. Миша жил неподалёку, я решила сбегать к нему, одолжить у него свитер. Я позвонила в дверь, мне никто не открыл. Я решила, что Миши нет дома и открыла дверь своим ключом. Но он был дома. Не один. Он занимался сексом с эффектной брюнеткой. И не просто сексом, а БДСМ. От такого поворота событий я даже не знала, что делать, так и осталась стоять с отвисшей челюстью. Конечно, потом был страшный скандал — Миша кричал, что я сама виновата, что он хочет большего, я веду себя как пуританка, а он хочет быть с раскрепощенной женщиной. К финалу этой мерзкой сцены я и правда начала чувствовать свою вину из-за случившегося, пополнив свою копилку комплексов.

    Мы помирились, Миша клялся, что такого больше не повторится, и я поверила. Почему? Наверное, потому что человеку хочется верить, что он особенный, что с ним будет все по-другому и, конечно же, это будет только хорошее «по-другому». После того, как я простила Мишу у нас начался сумасшедший период в отношениях. Сначала все было отлично, а потом Миша меня просто начал морально топтать. Он мог унизить меня при своих друзьях. Например, мы сидим большой компанией, едим пиццу, что-то обсуждаем, и вдруг Михаил говорит мне: «Слушай, хватит жрать, ты и так уже вся жиром заплыла. Мужики, я уже перед тем, как ее трахать, порнуху смотреть начал, чтобы на нее хоть что-то встало». И это еще не самый сильный вариант.

     Он смеялся над моей мечтой о красном дипломе, говорил, что с моими мозгами я могу получить красный диплом только переспав со всеми преподами. Надо сказать, он вообще отрицал наличие интеллекта у женщин. Про успешных в карьере женщин он говорил «дыркой отрабатывала», увидев женщину на хорошей машине сразу говорил: «насосала». Он мог устроить скандал на пустом месте, заметив, что тарелка стоит не так, как ему бы хотелось в данный момент, называл меня говнохозяйкой и т.д. Я постоянно находила доказательства его измен. Когда мои нервы сдавали, и я собиралась уже послать его, Мишу вдруг становился добрым и заботливым, просил прощения, говорил, что на работе у него напряг, вот он на всех и срывается. Я прощала и все начиналось заново, только в более жестком варианте.

     Я прожила в таких отношениях год, и неизвестно, что было бы дальше, если бы не случайность. В тот памятный день погода стояла отличная, преподаватель отпустил нас с половины лекции, и я решила прогуляться по роще в университете. Там я встретила парня, с которым мы училась в параллельных классах, а потом поступили в один университет, только я решила заняться языками, а он учился на биолога. Витя шел счастливый, чуть ли не подпрыгивал и размахивал роскошной гортензией. Я ахнула: «Витька, ты зачем цветок мучаешь, такой красивый, тебе не жалко?» Витя, смеясь рассказал, что это – его лабораторная. Он говорил много и увлеченно, но я поняла только то, что Витя взял два одинаковых цветка, потом один отсадил и чего-то химичил с почвой, а в результате получил потрясающий результат и зачтенную лабораторную. «Держи!» — Витя вручил мне цветок. Мы неспешно шли по дорожке, разговаривая о школе, о родителях. Мишу я сначала услышала, а потом увидела. Он несся к нам, покрывая меня такой бранью, что слово «шлюха» было самым приличным из них. Я и Витя остолбенели, а дальше произошло то, что пишут в плохих дамских романах: Миша с ходу ударил меня в глаз, а затем по больной ноге. Я упала в грязь. Миша из всех сил пнул меня ногой в живот. И тут очнулся от ступора Витя. Щуплый и маленький Витька, едва доходящий мне до плеча и не державший ничего тяжелее энциклопедии, кинулся на Мишу с кулаками. Лежа на земле и пытаясь вдохнуть воздух, я видела, как к нам с матами бежал охранник из какого-то корпуса… Потом все, я потеряла сознание. Собственно, пока я была в отключке, ничего страшного не произошло: Миша убежал, Витя успел получить только удар в челюсть, а у меня вылез огромный фингал под глазом.

      Я словно очнулась, ко мне пришло понимание всего ужаса ситуации: год своей жизни я просто похоронила. Что я делала с этим человеком?! Больше я с Мишей не виделась, уйдя с головой в учебу. Миша меня преследовал, но я попросила соседку сказать, что я съехала. Он пытался ловить меня после лекций, но я стараясь не отставать от потока студентов, убегала от него. Миша даже ходил в деканат, требовал, чтобы меня исключили из университета, потому что я якобы украла у него ценные вещи. На мое счастье, секретарь декана оказалась нормальной женщиной и, узнав подробности моей истории, сказала, что если Миша еще раз явится сюда, то она вызовет милицию, и он получит по полной за побои и клевету. Соврав, что дома проблемы и мне нужно уехать, я сдала зачеты и экзамены досрочно, и отправилась к родителям. Я почувствовала себя в безопасности даже не после того, как тронулся поезд, а только после того, как проводники проверили билеты.

      Родители ни о чем не знали, я не стала их грузить своими проблемами. Мне было достаточно того, что они рядом. Я думаю, они чувствовали, что у меня что-то произошло, потому что такое количество заботы, которой они меня окружили, не могло объясняться только тем фактом, что они соскучились. Но тогда я не думала об этом, любовь моих родителей и моей бабушки постепенно привели меня в состояние равновесия, за три месяца, которые я провела дома, моя душа окрепла. Я нашла хорошего тату-мастера и сделала татуировку с фениксом, как напоминание о том, через что я прошла, но все же сумела возродиться. К моему огромному удивлению, мои консервативные родители только спросили, не было ли мне больно и долго ли нужно будет держать повязку, потому что они хотели сделать мне сюрприз и купили путевку на неделю в санаторий. Потом папа сказал, что получилось очень красиво.

      После возвращения с каникул, я еще раз встретилась с Мишей. Он опять просил все простить и забыть, даже падал на колени. Я сказала, что он жалок и не вызывает у меня ничего, кроме чувства брезгливости. Больше попыток найти меня с его стороны не было.

    Пока я была с Мишей, разум у меня едва не повредился. В течении длительного времени мои понятия о норме и не-норме перекраивались в угоду психу, который заставлял меня называть черное белым и наоборот, и почти добился того, чтобы я начала верить в это. Сейчас я отчетливо понимаю, что еще немного — и я бы окончательно приняла подобные отношения, как абсолютно нормальные. Тогда вывести меня из них было бы гораздо сложнее.

      После расставания у меня была сильная ломка, и я давила в себе желание позвонить Мише. Несмотря на все гадости, которые он сделал, мне было плохо без него, разум давил плохие воспоминания и подсовывал только хорошие. От перенапряжения (сессия, разрыв) я едва не шагнула вниз с седьмого этажа. Я считаю, что меня спасло только то, что я почти сразу уехала в другой город и смогла оценить отношения со стороны. Но самое главное — это то, что мои родители дали мне столько любви, что мой больной разум и душа обрели здоровое состояние.

      Сейчас я понимаю, насколько важна поддержка родителей, не важно, видим мы ее или нет. Любовь отца и матери, безусловное принятие своего ребенка – это то, что дает нам силы в любом возрасте, то, что формирует стойкость и умение пережить душевные бури. Говорите детям чаще, что они любимы и желанны, гордитесь любыми их успехами, потому что так вы помогаете им стать сильнее!

        (с) проект «Слушай Душу» – listentosoul.ru

         P.S. Оставление своих персональных данных при отправке комментария под статьей или письма создательнице сайта, автоматически означает, что Вы принимаете правила пользования сайтом listentosoul.ru и подтверждаете, что ознакомлены и согласны с политикой конфиденциальности данного сайта.

Через сайт Vk Facebook

Один комментарий на “История Анастасии: «В этих отношениях у меня чуть не повредился разум»

  1. Светлана

    Читаю истории и почти везде у женщин срабатывает интуиция в виде тревоги. Но мы, женщины, ее давим. У меня такое же было.
    Слушать себя — главное умение женщины! Самое нужное и правильное умение!
    Благодарю автора за этот сайт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать − одиннадцать =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>