История Лизы: мой опыт саморазрушения или «Как я пришла в сознание Кришны»

istoriya lizy moy opit samorazrusheniya         Мой опыт кришнаитской жизни по правилам ИСККОН (Международное общество сознания Кришны) может показаться весьма нестандартным и даже из ряда вон выходящим. Есть некоторые моменты, о которых мне и писать-то стыдно, настолько уж они неадекватны и неприемлемы. Перечитав все истории на этом сайте, я не нашла ни одной, похожей на мою. Мне хотелось бы поделиться своей историей. Быть может, она поможет кому-нибудь не повторять моих ошибок. Всё то, что со мной случилось, я рассматриваю как опыт, но до сих пор в полной мере не могу ответить на вопрос: «Почему я позволила этому случиться, почему не смогла противостоять воздействиям?»

         Всё началось летом 2012 тогда, мне было 17 лет. Я была на тот момент студенткой первого курса психологического факультета московского ВУЗа, жила отдельно от родителей в квартире моей матери. Я тогда кое-что уже знала об индуизме, читала книжки по этой теме, даже что-то практиковала: не ела мяса и занималась хатха-йогой. У меня даже был небольшой алтарь Шиве, но всё это было добровольно. Ни в каких организациях и сектах я не состояла. Я тогда и подумать не могла, что влезу во всю эту историю.

         Тем летом я решила расширить свои познания в индуизме и сходить в храм Шивы, если таковой имеется, но узнала, что в Москве индуистских храмов бога Шивы нет, но есть храм Кришны. Альтернатива выглядела заманчиво, поэтому туда я и отправилась. Кришнаиты встретили меня очень тепло, сразу же накормили и рассказали основы своей религии, мне тогда показалось всё это очень занятным.

         Надо отметить, я была весьма внушаема, хотя и училась тогда на психфаке и про манипуляции сознанием с целью затянуть человека в секту знала. Сознание мое в силу возраста было гибким, и я была падкой на разного рода «практики», «личностный рост», «духовное развитие». А мне наговорили там очень заманчивых вещей, что, мол, это великое благо – попасть к преданным Кришны, вкусить «прасад» (так они называют предложенную Кришне пищу), что это позволит в следующей жизни получить лучшее рождение, а, быть может, если стать «чистым преданным», то вообще освободиться из сансары (колеса рождений и смертей).

         Кришну называли «верховной личностью бога», «всепривлекающим», «источником вечного наслаждения». Рассказали мне, что именно Кришна – верховный, настоящий Бог, которому следует служить. Поначалу мне всё казалось интересным, в храме было приятно находиться. И всё же, несмотря на положительные впечатления от похода в храм, мой энтузиазм и интерес поугасли на следующий день (здравый смысл взял верх) и я решила, что кришнаиты – милые люди, но ходить регулярно я к ним не буду. Буду знать, что они есть и иногда можно зайти к ним в гости. Напоследок я вступила в группу вконтакте «Кришна и ты» (получается «кришнаиты»), мне понравилось ее название. И забыла обо всём этом.

         Месяца через три, в сентябре, мне написал один кришнаит. Сказал, что нашел меня в этой группе, что хотел бы пригласить на встречу интересующихся «Сознанием Кришны», объяснил, что это такой квартирник, где все сидят, поют мантры, разговаривают о философии «Вед» и потом ужинают. Называется это «Бхакти-врикша». Сначала я насторожилась: незнакомый человек зовет меня в свою квартиру, мало ли, что у него на уме, но потом решила сходить и посмотреть, что там такое, в конце концов, вряд ли я дам себя в обиду, да и если он — кришнаит, то не должно случиться ничего плохого. На тот момент в моей голове уже сложилась ассоциация, что «кришнаит» — это кто-то добрый, веселый и позитивный. Вообще, кришнаиты очень стараются создать образ своего общества как чего-то чистого и светлого. Многие привлекаются в эту секту именно иллюзией вечного счастья и блаженства. Они гарантируются каждому за внимательное чтение мантры. Правда, потом выясняется, что всё не так просто…

         Я пришла по указанному адресу, меня впустили, там было еще человек 15-20, все девушки были одеты в юбки. Со мной познакомились и отправили помогать на кухню. Когда я сообщала, что мне 17, все радовались за меня и говорили, что это большая милость Кришны, что я в столь юном возрасте встретила преданных и «встала на путь», хотя на тот момент я не собиралась следовать их религии. Это еще одна уловка, которой умело пользуются кришнаиты: вербовка в свои ряды тех, кто находится словно бы «на периферии»: слушает лекции, интересуется, но не называет себя кришнаитом и не «ударяется» в эту религию. Их начинают зазывать на программы и активно им «проповедовать», и вот через месяц-другой, человек, сам того не замечая, уже поверил в то, что Кришна – верховная личность бога и ему нужно непременно предаться, оставив всё, как учит Бхагавад-Гита, а Прабхупада (основатель ИСККОН) – святой, которому суждено было изменить мир. Для новичков, да и вообще для каждого кришнаита, все «гуру» и «старшие преданные» – супер авторитетны. Их лекции слушают со всей внимательностью и никогда и не думают о том, чтобы включить критическое мышление и выявить какие-то ошибки. Даже очевидный противоречащий сам себе бред воспринимается, как истина в последней инстанции.

         Моя самая первая ошибка заключалась в том, что я подумала, что кришнаиты беспристрастно разбираются в вопросах философии Индии и у них можно прояснить любую неясность, связанную с изучением этой темы. Но мои иллюзии быстро развеялись: на бхакти-врикше я обратила внимание, что на мои вопросы по философии, казавшиеся мне весьма существенными, отвечали очень завуалировано, или же, наоборот, давали однозначные ответы и присекали даже обоснованную попытку спора. Например, на мой вопрос о том, верховен ли Вишну или Кришна, мне жёстко ответили, что конечно же верховным богом является Кришна и вообще, мол, почему я задаю такой глупый вопрос, несмотря на то, что я была готова предоставить выдержки из учебников религиоведения и классических индуистских текстов, доказывающих обратное. Тогда, хотя меня и насторожило такое отношение, я не была достаточно мудра, чтобы понять, что это попросту секта, которой выгодно выставлять писания в удобном ей свете. Тем не менее, всё остальное мне нравилось: приветливые люди, мантры, алтарь и вкусная еда. Я стала ходить на эту Бхакти-врикшу раз в неделю, по вторникам.

         Самая грустная часть моей истории начинается именно здесь. Как-то раз я заметила, что со мной на бхакти-врикшу ходит один «прабху» (так кришнаиты называют мужчин), звали его Иван (имя изменено). Он однажды пел мантры и я обратила на него внимание. Ваня подошел в перерыве и мы познакомились, рассказал, кем и где работает, что уже третий год практикует кришнаизм. Ему на тот момент было 26, но 9 лет разницы в возрасте меня не смутило и мы продолжили общаться. Я пригласила его в гости, мы созванивались, что-то читали друг другу по телефону.

         Какое-то время мы общались и вскоре я осознала, что влюбилась в него. Через пару недель общения стало ясно, что это взаимно, что Ваня рассматривает меня, как свою будущую жену. Правда, уже тогда всё пошло совсем не по кришнаитским стандартам.

         Он переехал ко мне, когда не прошло и месяца с момента нашего знакомства. Ранее он жил там же, где и работал – условия не совсем подходящие для «духовной практики», и, как он говорил, «вокруг мясоеды, с которыми приходится общаться по работе, они оскверняют пространство». Вообще к людям, не преданным Кришне, Иван относился с презрением, делая четкие градации на «преданных» и так называемых «карми», то есть живущих по своей карме людей, обывателей. То ли дело жить у меня – никто не мешал там вести «благостный» образ жизни, как и полагает всякому кришнаиту.

         Первый месяц совместной жизни мы упивались общением друг с другом. Я ловила каждое Ванино слово, он казался мне взрослым и мудрым. Ради него я даже оставила свои планы по переезду в Германию. Хотя были готовы уже все документы, он сумел убедить меня, что это не духовная страна и там нечего делать. После переезда он сразу же стал навязывать мне кришнаизм, не давая мне никакой возможности для выражения собственного мнения. Поначалу я открыто соглашалась следовать правилам, ведь Иван мне нравился и я хотела угодить ему, порадовать его. Сама того не желая, да и даже не заметив толком, что происходит, я стала превращаться в типичную  кришнаитскую «матаджи» (так кришнаиты называют женщин).

         Я совершала самую страшную ошибку, знакомую многим: я думала, что он изменится и станет проще относиться ко всем этим ритуалам (быть может, – думала я, –  Ванин фанатизм поумерится и в нашем доме снова появятся грибы и хороший китайский чай). После того, как он переехал ко мне, даже не спросив, не против ли я, но просто поставив перед фактом (ведь он полагал, что делает благо по умолчанию), что отныне живет со мной, Ваня создал ряд правил нашего дома, которые я должна была соблюдать, по его словам, «ради моего собственного духовного прогресса», таких, как к примеру:

         – Ранний подъем и чтение 16-ти кругов мантры. Ваня будил меня в 6:30 утра, еще и приговаривая, что это не так уж и рано, ставя мне в пример «авторитетных преданных», которые встают на несколько часов раньше. За пробуждением следовал душ и повторение манты «Харе Кришна». Однажды я не захотела вставать и он просто взял меня, принес в ванну и облил ледяным душем;

         – Ограничение общения со всеми, кроме вайшнавов. В частности, он настаивал на том, чтобы в моем окружении были только девочки-кришнаитки и никаких парней. Он ревновал меня ко всем, даже к отцу (с моей нынешней позиции восприятия мне кажется это просто дикостью), говоря, что отец и дочь не должны оставаться наедине. Всех моих подруг предлагалось конвертировать в кришнаизм, что я даже поначалу нехотя пыталась делать, дарила им книжки и четки. Он же просматривал все мои социальные сети, телефон, заставил меня прервать общение с друзьями и знакомыми мужского пола, не отпускал в кино даже с двоюродным братом, жёстко контролировал. Любое действие, казавшееся ему поводом для ревности, превращало наше общение в скандал: так, однажды в метро он довел меня до слез возмущениями на тему того, что я на кого-то из толпы, якобы, вожделенно посмотрела. Я стала крайне редко видеться с семьей, недостаток общения в скором стал негативно сказываться на моей психике;

         – Ваня сменил мой алтарь, убрав оттуда все, что касается Шивы, и заменив это изображениями Кришны. Шиву он именовал «полубогом» (хотя в индуизме такого понятия вообще нет) и говорил, что преданные Кришны не должны поклоняться полубогам;

         – Книжные полки должны были быть освобождены от «кармической литературы». Вместо них там должны были быть книжки про и для кришнаитов. Однажды он принес стопку книг Прабхупады и предложил мне убрать с полок все книги и поставить вместо них книги общества сознания Кришны. На моё разумное альтернативное предложение просто купить новые полки, прибить их в свободных местах и на них поставить книги о Кришне, а мои книги не трогать, так как это мой дом и тут есть свое устройство, он отреагировал крайне негативно: поскидывал все мои книги с полок и порвал их. В итоге я всю ночь в слезах клеила порванные страницы и переплеты;

         – Котика, с которым мы тогда жили вдвоем в квартире, постигла участь стать вегетарианцем (как же можно кормить кого-либо мясом!), что привело к резкому ухудшению его здоровья. Любые мои попытки заступиться за рацион кота пресекались на корню. В итоге я тайно кормила кота нормальным кошачьим кормом на лестничной клетке у лифта, пока мой «молодой человек» спал или бывал на работе (что случалось нечасто). Потом Ваня вообще настоял на том, чтобы отдать кота, ведь это животное «в гуне невежества» и как вообще могут преданные Кришны «служить» какому-то коту? Я до сих сожалею о том, что не заступилась за своего зверька-компаньона, скучаю по нему и чувствую свою вину перед ним;

         – Любая пища должна была предлагаться Кришне, любые остатки предложенной пищи выбрасывать запрещалось, их нужно было оставлять под деревом. В итоге Иван выносил целые пакеты шкурок от фруктов/шелухи от семечек и прочего мусора и скидывал их под деревьями, на радость дворникам. Мантры для предложения пищи Кришне читались даже над водой, перцем и солью. Когда однажды я принесла Ване воды, не предложенной Кришне и он, выпив ее, спросил, прочитала ли я над ней мантры и получил отрицательный ответ, он сильно наорал на меня, называя оскорбительными словами;

         – Ваня постоянно указывал на мое второстепенное положение. Он говорил о моем низком рождении, о том, что я падшая, что женщина – словно бы переход от животной формы жизни к человеческой, и что я не достигну освобождения, пока не рожусь «прабху» и не пройду путь кришнаизма еще раз в мужском теле;

         – Иван заставлял меня слушать лекции известных кришнаитских проповедников и «гуру»: Торсунова, Нарушевича, Рузова, Хакимова и прочих, настаивая на том, что я мало образована в этом плане, груба и не похожа на девушку, и что я должна стать мягче, ласковее и женственнее, хотя объективно я была обычной девушкой, не слишком мягкой и не слишком грубой. Ваня также заставлял меня вести дневник прослушанных лекций и проверял его;

         – Мне полагалось носить юбки, одеваться скромно и не пользоваться косметикой, чтобы быть «чище» и «целомудреннее». На мои попытки заняться с Ваней сексом он отвечал отказом, стыдя меня за мою «распущенность» и рассказывая мне, что «капля семени равна стакану крови мужчины», при этом сам он, когда хотел, склонял меня к этому в любое удобное ему время. Это один из многочисленных примеров двойных стандартов, свойственных кришнаитам. Разговоры о том, что я недостаточно женственна, мягка и смиренна, велись постоянно. Мне еще тогда казалось: ну почему он не принимает меня такой, какая я есть, почему я должна носить маски?

         Тем не менее, лекции Торсунова стали делать свое дело, и вскоре я поверила, что не соответствую «высоким» стандартам преданных и должна меняться. Поэтому я натягивала улыбку, надевала юбку в пол, что выглядело очень комично в сочетании со славянской внешностью, и старалась ни в чем не перечить своему молодому человеку ради нашей «ведической» семьи. Кришна же так велел, Кришне же нравятся девушки в юбках, а наша главная задача – доставить ему удовольствие! Ведь, оказывается, Ваня имеет выбор – стать монахом-брахмачари или домохозяином-грихастхой и ради меня он отказывается от более высокого пути отшельника в пользу семьи. Ради моего спасения! Мол, я должна всегда помнить об этом и быть благодарна.

         Вообще, свое свободное время настоящая «матаджи» должна проводить особым образом: заниматься женскими делами, чтобы развивать свою истинную женскую природу, которая приведет ее к Богу. Весь дом и всё общение должны быть «ведическими». Это единственный правильный путь. «Нет иного пути!» твердит, как мантру, каждый кришнаит. Ваня был того же мнения. Поэтому он постоянно напоминал мне о развитии «ведической женственности», формируя во мне отвращение к этому взгляду на семью. Я вздрагивала при каждом упоминании юбок, целомудрия, скромности, «защиты женского тела» от «вожделенных взглядов мужчин». Психика стала понемногу повреждаться, но я продолжала терпеть и верить, что я просто недостаточно чиста, чтобы принять это знание и что со временем всё будет хорошо, будет «ведическая» семья (тогда я не знала, что ИСККОН не имеет к реальным Ведам никакого отношения).

         Наверное, каждый читающий это с недоумением спрашивает: «Как она могла позволить так с собой обращаться?» Я и сама до сих пор не знаю точного ответа на этот вопрос. Наверное, к этому привело одновременное действие различных факторов. Я была сильно привязана к Ивану, думала, что я его люблю. У меня был разгар переходного возраста, когда можно внушить какую угодно чушь, плюс тот тип психики, которым легко манипулировать. Я искала истинный «духовный путь», и попалась на удочку промывки мозгов, организованную ИСККОН. Я жила отдельно от семьи и мало с ними общалась. Ситуация была такова, что мама жила в другом городе и у нее была новая семья. С отцом близко я не общалась, они были в разводе, и он был не в курсе истории. Наше общение с ним было поверхностным. Однажды я так отчаялась, что позвонила ему и попросила о помощи. Как только это услышал Иван, он сразу же сбежал, и папа уже не застал его дома. Бабушка и дедушка, с которыми я какое-то время росла, тоже были заняты своими делами: дед развивал свое дело и у него тоже была семья (и есть до сих пор), бабушка купила отдельную квартиру и ремонтировала ее. Всё совпало таким плохим образом, что все словно обо мне позабыли. Каждый думал, что я учусь и живу самостоятельно, как и подобает студентке, что всё хорошо. А я боялась, что Ивана выгонят из квартиры, где я жила, и молчала о многом, ведь верила, что он изменится.

         И тогда я полагала, что в рамках индуизма, какая, по большому счёту, разница, верю я в Кришну или Шиву, в которого верила прежде? Ведь пантеон богов таков, что Кришна не исключает присутствие Шивы. Ради своей новой семьи я готова была практически на всё, даже пойти на полный отказ от контакта с социумом, внешним миром, развития. Начиналась деградация личности, я чувствовала, как в прямом смысле слова тупею день ото дня.

         И вот я терпела это всё, каждый раз обещая себе, что еще одна его выходка и мы расстаемся. Мне не хватало внутренних сил, чтобы бросить Ваню, хотя бывало, что он даже решал уйти. Тогда были скандалы, мои слёзы, просьбы остаться, ведь я не представляла своей жизни без Вани. Удивительно: за каких-то пол года из самодостаточного человека, из целеустремленной девушки, желающей развиваться во всех сферах деятельности я превратилась в забитую клушу, не вылезающую из кухни, которая развивала «ведическую женственность», находясь под жестким контролем «прабху». Я верила, что мне всё воздастся за такие аскезы, что это результат плохой кармы, ведь у Кришны ничего не бывает просто так.

         Все мои друзья перестали общаться со мной, я бросила университет, и Иван это одобрял, ведь «женщине не нужно высшее образование», согласно убеждениям кришнаитов. Практически единственное место, куда я выбиралась, была та самая бхакти-врикша, где было ужасно скучно и где всё время обсуждалось одно и то же. К тому моменту меня уже сделали главной по кухне и я готовила пищу на 10-20 человек. Позже я всё же под разными предлогами стала отказываться там появляться. Иногда мы ездили в храм на воскресные программы и на экадаши (это пост, который кришнаиты держат два раза в месяц и по этому поводу организовывается праздник на всю ночь).

        Самое удивительное, что я действительно во все это верила: в Кришну, в то, что я должна следовать этому пути… Стала запуганная, угнетенная, ненастоящая. Я почти полностью потеряла себя, плакала по ночам, но моя привязанность к Ване была столь сильной, что я верила, что всё изменится и не могла и думать о жизни без него. Роли «матаджи» и «смиренной жены» мне совсем не нравились, но я перестала считать себя способной на что-то большее, ведь мой молодой человек постоянно напоминал мне о моем низком рождении.

          Через четыре месяца нашей совместной жизни Ваня предложил мне стать его женой. Тогда мне должно было исполниться 18. Для меня было шоком его предложение, ведь я была юна и совершенно не хотела замуж за Ивана прямо сейчас. Я прокручивала в голове сцены объяснения с родителями, наше возможное будущее, перспективы и понимала, что это тупик. Это не мой путь, путь, у которого нет сердца. Сначала я попыталась увильнуть от ответа, сказав Ване, что, мол, я несовершеннолетняя и брак регистрировать никто нам не позволит. На что он ответил, что дождется восемнадцатилетия, мы поженимся, а через некоторое время родим ребенка – чем раньше, тем лучше (ведь это такое благо – воплотить столь чистую душу! Преданного Кришны с самого рождения!). Я поняла, что уходить от ответа бессмысленно и прямо сказала, что это не для меня, что я не готова к этому сейчас. Иван очень болезненно воспринял мой отказ и после этого наши отношения стали еще хуже.

        Он стал жестко критиковать мою жизнь до ИСККОН, стал спать отдельно от меня. Отказывался есть еду, которую я попробовала первой,  ибо считал, что я ее оскверняю тем, что пробую (я ведь женщина, более низкий уровень сознания), целыми днями играл в компьютерные игры (одной рукой читает мантру, а другой двигает компьютерную мышь), постоянно повышал на меня голос, вел долгие разговоры в стиле выяснения отношений, разводя ругань на пустом месте.

         Мне тогда казалось, что это настоящий ад на Земле – понимать, что это ужасно и не быть способной просто прекратить это в силу психологической зависимости. Практически никто не звонил мне, не приходил, даже родители. Ваня стал поднимать на меня руку: за то, что не предложила Кришне пищу, за то, что вовремя не убрала за котом.

          Кота он вообще сильно бил, однажды пнул его так, что бедняга не мог даже встать на лапы. Его я в итоге отдала знакомым, потому что это был единственный способ спасти его от столь жалкого существования. Ваня был только за то, чтобы я «прекратила служить животному в гуне невежества».

          Меня Ваня время от времени тоже бил: однажды ударил головой об стену, я упала, а он спохватился и потом долго извинялся, лечил меня. Я даже ездила в травмпункт и говорила там, что ударилась о дверь или стол, хотя врачи предлагали вызвать полицию.

         Однажды мои старые друзья пришли к подъезду, чтобы выяснить, что происходит с моей жизнью, но я просто не открыла им дверь в квартиру и попросила их уйти.  «Слава Богу, – думала я в тот момент, – что Вани нет дома, иначе была бы очередная сцена ревности».

           Когда он спал со мной, я молилась, чтобы не забеременеть, ведь предохраняться он запрещал, а случайное зачатие могло произойти, и тогда к уже имеющемуся аду, в который превратилась моя жизнь, добавился бы еще и ребенок с плохой генетикой его психически нездорового отца.

          Серьезная перемена произошла в мае, на тот момент мы были уже восемь месяцев вместе: после очередной ссоры Иван собрал вещи и ушел, а потом в отместку мне позвонил моей 72-летней бабушке и наврал ей, что я принимаю тяжелые наркотики (хотя даже чай в нашем доме не хранился, так как кришнаиты считают чай изменяющем сознание продуктом, не говоря уже о наркотиках), от чего ей стало плохо  с сердцем и вызывали скорую…

          Потом Ваня позвонил мне, долго извинялся. Ревел в трубку, уговорил встретиться с ним, потом стоял в метро на коленях и просил прощения. Наши отношения оказались в подвешенном состоянии. Я не хотела ни прощать его, ни навсегда выгонять из своей жизни.

       Но с тех пор мы стали жить отдельно, потому что уже вмешались мои родители, поставили условие, чтобы в этой квартире посторонних не было. Это был глоток свежего воздуха для меня! Я так долго ждала этой помощи, этого проявления чужой воли (поскольку своей я уже не обладала). Впервые за последнее время я могла спокойно сидеть на кухне, пить кофе и не переживать, что кто-то будет меня обвинять в этом. Уже тогда я стала с каждым днем яснее понимать не просто насколько я «вросла» в Ваню психологически, но и насколько я желаю избавиться от этой зависимости.

       Я стала готовиться к повторному поступлению в университет и поступила. Начавшаяся с учебного года социальная жизнь очень помогла мне с восстановлением психики. Тем не менее, мы с Ваней продолжали общаться, он ухаживал за мной и старался словно бы загладить свою вину. На выходные я ездила к нему за город, в большой дом, где он жил с родственниками, и старалась закрывать глаза на наше прошлое. Ваня несколько раз предлагал снова жить вместе, но я отказывала ему. Я продолжала регулярно читать мантру, соблюдать посты, но параллельно с этим я пыталась найти психолога, который бы помог мне решить проблему зависимости и внутренне отпустить этого человека и выйти из секты. Я обращалась к трем психологам, ни один из которых не смог оказать мне адекватной поддержки. Двое просто отказались работать, одна вытягивала из меня деньги и после пары сеансов стало ясно, что результата не будет и нет смысла продолжать. Мне не повезло с психологами. Я не знала, кого искать, и бросалась в первые попавшиеся руки. Они были не специалистами в области так называемых консультаций по выходу и депрограммирования.  Но, говорят, что осознать проблему – значит уже наполовину решить ее. И у меня в сознании жила надежда на возвращение к нормальной жизни.

       Зимой всё снова стало хуже. Мы ссорились, прекращали общаться, потом начинали вновь. Ваня стал ставить мне условия. Говорил, что будет со мной общаться, только если я буду еженедельно находиться в кругу «матаджей». Чтобы не нагнетать обстановку, я записалась в «матаджинский клуб». Это был квартирник, состоявший из одних лишь женщин, где они обсуждали, как деградировал мир из-за невыполнения женщинами их прямых обязанностей, таких, как воспитание детей и приготовление обеда.  На этих встречах мне было жутко скучно, и я часто рисовала, сидя в углу комнаты или просто пропускала их.

       Я старалась избегать личного общения с Иваном, поскольку стала понимать, что он попросту опасен. Однажды в январе он позвал меня сходить в вегетарианский магазин в центре Москвы. Это был, как потом выяснилось, просто предлог для встречи.

        Было очень холодно. В парке Ваня напал на меня, несколько раз ударил, и, как показал последующий рентген, сломал мне нос. Вся в крови, я убегала от него по хрустящему снегу. Он гнался за мной, но я прибежала к каким-то мужчинам, стоявшим в стороне и попросила их о помощи. Увидев, что я не одна, он оставил меня в покое. Мужчины дали мне салфетки, предложили помочь добраться до дома. Я отказалась и сидела на снегу, вытирала кровь. Ваня подошел, стал извиняться… Я раз за разом продолжала прощать его, несмотря на все его издевательства надо мной.

         В течение последующих полутора лет мы продолжали общаться, один раз съездили на месяц в Германию и дважды в Индию – во Вриндаван и Маяпур. Все поездки были оплачены мной, ведь денег на путешествия у него не было, а одну меня отпускать он не хотел. А я копила деньги, которые давали мне родители, (мне же было всего 17-18), и мне что-то дарили на праздники, я никогда их не тратила – всегда откладывала. В Индии мне очень понравилось, но уже после пары дней, проведенных там, я окончательно удостоверилась, что ИСККОН не имеет ни малейшего отношения к настоящим культурным и религиозным традициям Индии. Кришнаитов терпят в Индии лишь потому, что ежегодно туда едет в паломничество куча преданных со всех стран мира и привозят с собой деньги, которые помогают поддерживать экономику страны.

       Общество сознания Кришны казалось мне грандиозным по своим масштабам цирковым представлением, на задворках которого я оказалась. Я созерцала происходящее: все эти ритуалы, храмы, «авторитетов», всю эту огромную систему лжи. В Индии я перестала читать мантру «Харе Кришна», только делала вид, что перебираю четки, чтобы Ваня не устроил очередной скандал. Моя осознанность начала возвращаться ко мне, словно я была слепа и прозрела.

          В ИСККОН вербовкой новых людей занимаются специалисты по работе с сознанием. Они завлекают новых адептов самыми разными способами: йогой, кулинарией, астрологией, аюрведой, кому что интересно и кто на что клюнет. Ко всем используемым в проповеди словам добавляется слово «ведический», и получается уже не простое разнообразие хобби, а самое настоящее «знание древних»! Сложно не повестись на столь привлекательную обёртку.

        Проповедуют кришнаиты очень убедительно, так как самим им когда-то промыли мозги и они верят в то, о чем говорят. Знание, которое они распространяют, не имеет в их сознании никакого эмпирического подкрепления. Им просто сказали, что это так, и они, не проверяя информацию, а лишь фанатично приняв ее на веру, передают ее далее по цепочке, вербуя новых членов. Эта секта всевозможными способами воздействует на интеллект адепта, отключая его, вызывая «отупение». Я заметила, что стала гораздо хуже мыслить, стала наивнее, глупее уже через несколько месяцев так называемой «садханы». И вот мой интеллект стал просыпаться, понемногу возвращаться ко мне, словно «по милости Кришны». Я чётко осознала, что смогу выбраться и покончить с этим адом.

         Вернувшись из второй поездки в Индию, я перестала общаться с Иваном. Он словно бы вдруг перестал мне быть интересен. Я сначала сама не вполне осознала свое новое отношение к нему, смаковала его и размышляла о причинах его появления. Но с течением времени я всё больше пропитывалась этой свободой, этой внутренней самодостаточностью, которая начинала вновь обретаться мной. Я стала понимать, что ужасная эпоха, разрушившая мою жизнь почти до самого основания, подходит к концу. С огромным энтузиазмом я начинала вновь исследовать мир, постепенно открывавшийся мне заново в своем гармоничном разнообразии взглядов и мнений. Осознание, что в общей сложности я потратила три года на эти деструктивные отношения с сектантом, долгое время не давало мне покоя. Ваня искал со мной встреч, я иногда даже ходила с ним пообедать в кафе, но продолжала жить своей жизнью. Он говорил что-то о себе: что снова пишет музыку, что собирается получить инициацию. Меня это не интересовало и я кивала ему в ответ из вежливости.

         Как известно, когда отойдешь от картины на какое-то расстояние, изображение на ней видно лучше. Чем дальше я отхожу от ИСККОН (при этом, конечно, совсем из картинной галереи во время анализа уходить не стоит – иначе картина пропадет из виду), тем четче я вижу, как работает эта система. Особенно хорошо это видно, когда есть сравнения с другими сектами (картинами).

         Конечно, ИСККОН, как и любая организация, прекрасно манипулирует людьми. Система, используемая кришнаитами, соответствует классической схеме организации сект.

         Всё это «сознание Кришны» – очень коварно. При первом взгляде думаешь: «Да это ведь однозначное благо! Пусть они даже и не во всем правы, они вот мяса не едят, а сколько их миллионов! Сколько жизней животных они спасают. Да и многие бросили наркотики, алкоголь, изменились ради Кришны. Как здорово! Живут в гуне благости, а после смерти обретут жизнь вечную на духовных планетах».

         Но это всё – обёртка. Да, чьи-то жизни в некоторой степени меняются. Но стоит посмотреть на жизнь большинства преданных, и становится видно, что это несчастные, в социальном плане ничего не добившиеся люди, часто с плохим прошлым и нездоровой психикой. Они оказываются в оторванности от реальной жизни, в коконе, который изолирует их от внешнего мира. Их учат мыслить категориями очень узкими, задаваемыми извне, патриархальными, а никто не задумывается, кому на самом деле это выгодно. Учат делить людей на мясоедов/вегетарианцев, преданных/карми. Учат вешать ярлыки, учат однозначности. Ссылаются на авторитеты, а когда пытаешься добраться по лесенке до каких-то реальных источников информации, тебе говорят: «Наша парампара (линия преемственности) берет начало от Господа Брахмы!» – и всё. Пойди поспорь, самого Брахмы! Надо же. И никак это не проверить, это же просто Прабхупада придумал.

         И вот через полгода такой обработки в психике уже начинают происходить необратимые изменения. Начинаешь понимать, что вокруг тебя реальных людей-то больше нет, одни «преданные». Это сломанные жизни, поскольку вернуть мышление в нормальное русло становится уже тяжело. Чем дальше в лес – тем больше дров. Думаешь: «ничего, ведь это самое настоящее благо – общаться с чистыми людьми! Меня они окружают потому, что я и сама очищаюсь, а «мясоедам» со мной стало просто не интересно, потому что у них низкий духовный уровень».

         Я стала вспоминать времена, когда мыслила вне этих категорий. Вспоминала, какой другой была жизнь, какой чистой, наполненной, когда в голове не происходил этот бесконечный анализ «с точки зрения преданного». Постепенно былое здравомыслие вернулось ко мне, хотя отголоски кришнаитского опыта до сих пор дают о себе знать.

         Сознание Кришны – это когда у тебя забирают твое мышление и говорят: «Мы теперь будем за тебя думать, а ты только выполняй наши правила». Это вечная категоризация, от которой потом сложно избавиться, когда начинаешь лечить психику от последствий пребывания в секте. Появляются страхи: «Я попаду в ад, если не буду поклоняться Кришне, за мной после смерти придут Ямадуты», «Непредложенная Кришне пища – вкушаю один лишь грех» и т.п. У кого-то в большей, у кого-то в меньшей степени, но у меня это очень сильно было поначалу. Я искренне верила, что день прожит зря, если я не потратила два часа на прочтение 16-ти кругов мантры «Харе Кришна».

         Идет замена реальных ценностей на ложные. Именно это и легло в основу факта, что ИСККОН стало так быстро расти на Западе. Прабхупада попал в яблочко. Там тогда был самый разгар эпохи хиппи. Это были люди, которые искали и жаждали духовности. Прабхупада и дал им ее, в красивой обёртке. Точнее, суррогат духовности. Вообще, ИССКОН – производитель суррогатов. Реальные люди с приходом в эту секту заменяются духовными братьями и матаджами. Настоящие эмоции заменяются «экстазом любви к Кришне». Жизнь во всей полноте и разнообразии заменяется отстранением от нее и погружением в суррогат жизни в обществе ИСККОН, где все любят и славят Кришну и Прабхупаду.

         Прабхупада, кстати, заслуживает отдельного разговора. Человек, происходивший из касты торговцев, приехал на Запад и провозгласил себя гуру. В Индии его жизнь была далека от стандартов жизни святого. Женившись в возрасте 22-х лет на девочке, которой было 11, он работал в фармацевтической компании, плодил детей, ни один из которых, кстати, не стал кришнаитом, и вообще ничем не отличался от любого индуса из семьи со средним достатком. Потерпев в Индии крах как работник, семьянин и вайшнав, он отправился на запад, где еще имел наглость учить других.

         Еще меня очень поражает искажение кришнаитами философии. Это было одной из причин моего выхода из секты. Когда я начала изучать санскрит, то поразилась, насколько Прабхупада искажал переводы текстов. Он ведь на самом деле никакого отношения к реальной традиции вайшнавизма не имел, он просто исказил ее, видоизменил переводы текстов Гиты и других писаний, пользуясь тем, что на Западе люди не знают санскрита и не уличат его в обмане. И на основе обмана создал религию. Начал с обмана! Для меня это немыслимо. Это становится очевидным при элементарном анализе текстов оригинала и переводов. Люди десятками лет слушают и верят в искаженную информацию, от которой, наверное, у реального Кришны на Голока-Вриндаване волосы дыбом бы встали.

         Конечно, верхушка кришнаитской тусовки про искаженные переводы знает и для своей паствы уже давно придумали отличные контраргументы: «Ты недостаточно чист сердцем, а Бхагавад-Гита – писание священное и простым умом непостижимое». Прабхупаду кришнаиты считают авторитетным гуру, который для их умов, погрязших в материальной жизни, может «перевести» священный текст Гиты на воспринимаемый ими язык. На искажения кришнаиты просто закрывают глаза, ссылаясь на недостаток собственного интеллекта, то есть и в этом аспекте их учат не думать, но лишь послушно следовать правилам.

         Все столпы, на которых стоит ИСККОН, всё, о чём говорят и пишут ИССКОНовские «гуру», ссылаясь на Веды – просто выдумка. В Ведах нет ни «Кришны», ни «Маха-мантры», ни «бхакти», ни «смирения», ни «служения», ни «полубогов», и уж тем более там нет никакой «ведической женственности». Чем больше я изучаю секты и читаю статьи бывших кришнаитов, тем больше разоблачающих фактов обнаруживаю. Обмана и лжи в ИСККОН столько, что информации хватило бы для написания нескольких книг. При элементарном критическом анализе, «духовный путь», казавшийся поначалу очень целостным и гармоничным, стал разваливаться на куски. Кришнаиты знают об этой «особенности» своего учения и потому очень и очень боятся критики. У них есть даже правила поведения внутри системы, включающие в себя воздержание от критики, так как для них критика – это нанесение оскорблений, что в свою очередь – тяжкий грех.

         Разрушительные последствия пребывания в секте до сих пор сказываются на моей психике. Эти психологические изменения очень неприятны и трудно преодолимы. Поначалу всё было совсем плохо – я боялась есть чеснок и лук, мне снились кошмары, в которых мне насильно скармливали сыр с сычужным ферментом, и я плакала во сне, думая, что совершаю грех. Действия всех людей вокруг я продолжала по инерции пропускать в своем сознании через фильтр кришнаизма: «А что сделал бы на его месте преданный?» или «Преданный никогда не поступил бы таким образом».

         Я плохо ела и спала, не было ни желания, ни сил что-то продуктивное делать, появилась пассивность, мир для меня стал отдаленным.

         Оставаясь наедине с мужчинами, я чувствовала свою вину, ведь «матаджи» не должна проводить время с «прабху». Боялась заводить дружбу с новыми людьми, особенно с мужчинами, боялась начинать новые отношения, так как подсознательно ждала повторения истории с Ваней (к счастью, мои опасения не оправдались и с моим нынешним молодым человеком у нас всё хорошо).

         Много времени потребовалось, чтобы полюбить свой университет и начать учиться осознанно и с удовольствием, не думая о том, что «это время я могла бы посвятить служению Кришне». Сейчас дела обстоят гораздо лучше – я практически вернулась к полноценной жизни и свободе сознания. Незначительные отголоски психологического и физического насилия дают о себе знать лишь изредка, и всё же пока не могу сказать, что я полностью освободилась от последствий пережитого опыта, но в целом всё в порядке.

         Я полностью пересмотрела свои ценности и ориентиры в жизни, научилась отделять зёрна от плевел, мыслить критически. Просто так меня теперь не завербовать ни в какую секту. Я стала ценить общество интеллектуально развитых людей, с научной точки зрения изучаю классический индуизм и буддизм – к счастью, интерес к ним не угас после опыта пребывания в ИСККОН, но только усилился.

         Я искренне желаю всем женщинам, попавшим под влияние этой секты, осознать её деструктивное воздействие на психику и суметь выбраться оттуда в целости!

         (с)  проект «Слушай Душу» – listentosoul.ru

         P.S. Оставление своих персональных данных при отправке комментария под статьей или письма создательнице сайта, автоматически означает, что Вы принимаете правила пользования сайтом listentosoul.ru и подтверждаете, что ознакомлены и согласны с политикой конфиденциальности данного сайта.

Через сайт Vk Facebook

4 комментарии на “История Лизы: мой опыт саморазрушения или «Как я пришла в сознание Кришны»

  1. Юлия

    реально тяжёлая история, еле дочитала. И таких ситуаций действительно много, просто не все рассказывают…

  2. Галина

    Очень сильная история. Глубоко осмысленный опыт. Иммунитет на подобное у героини истории теперь на всю жизнь. Прочитала на одном дыхании, прекрасно написано, просто и ясно о столь сложном пережитом опыте.

  3. Павел

    Конечно печальная история. Девушку жаль, но это не аргумент называть ИСККОН сектой. Поясню. Мне 36 лет (женат, есть дети). Сам не преданный, но более 7 лет интересуюсь знаниями которые несет в себе ведическая мудрость. Могу сказать, как человек изучающий и практикующий ведические знания, что девушка общалась не с преданным, а с человеком имеющим глубокие материальные привязанности и пытающемся реализовать свои грубые эгоистические амбиции. Он навязывал ей принципы ведической жизни пользуясь её влюбленностью (не любовью). И делал это агрессивно. Но простите, один из четырех принципов преданных и основной из них — это ненасилие (ахимса), что уже не позволяет парня назвать преданным. А нарушать этот принцип, как я понял, парень не стеснялся. С его стороны не было ни заботы ни любви которую он, как преданный, должен практиковать.
    Сам часто слушаю лекции и участвую в семинарах, фестивалях на которых присутствуют и Торсунов и Хакимов и Рузов и др. замечательные лекторы. Девушка верно стала понимать, что она не совершенство, однако её ошибкой была идеализация её сожителя и всех людей которые интересуются сознанием Кришны. Они такие же заблудшие души, лишь вступившие на путь духовного саморазвития. Но они также полны несовершенства. Много еще чего мог написать и прокомментировать, но все же подытожу:
    1) Девчонка не с преданным связала свою жизнь, что подтверждается несколькими факторами. Вот некоторые из них:
    — изобилие секса в отношениях. Хотя до брака секс исключен, а в браке подлежит регуляции;
    — давление на девушку, непринятие её природы. В то время как насилие разрешено только в исключительных случаях (самооборона, пожар и т.д.)
    — неуважение ко всем живым существам ( бил кота, не уважал людей не принимающих принципы сознания Кришны, не уважал потребности и желания девушки с которой жил).
    2) В ведах заложены фундаментальные знания, практикуя которые чувствуешь внутренний рост и духовную наполненность, но нужно трезво смотреть на тех с кем общаешься. Критическое мышление жизненно необходимо в любом деле, и в духовной жизни также. Духовная жизнь — хождение по лезвию бритвы, это не легкий путь наслаждения. Это трудный путь, осознанный путь. Но уже в процессе этого пути понимаешь чистоту, наполненность сердце и связь со всем окружающим тебя миром.
    Девушке советую не оставлять этот путь, а стать более взрослой и трезвомыслящей.
    Желаю ей и всем мира и счастья!!!

  4. АНАСТАСИЯ

    Я в шоке от этой истории. Сама служу в храме Кришны и имею инициацию. Действительно, не нужно обобщать всех преданных Кришны. Многие из них очень образованные люди и искренние верующие. А что касается, что Кришна это выдумка, то пообщайтесь с людьми, которые служат Божествам в храме. Вот они вам расскажут, как Господь проявляется сильно и множество мистических историй, связанных с Божествами. У меня, например 3 образования и я продолжаю совершенствоваться. И в храме служу и работаю. Множество реализаций от духовной практики и радости от Маха мантры. Это не мешает жить и мирской жизнью и духовной. Никто меня не вербовал, а слушаю только свое сердце.
    Ее опыт очень печальный. И этот мужчина не похож на искреннего преданного. Скорее фанатик и просто больной человек. И смысл Прабхупаде что то выдумывать.Зачем это надо пожилому 70 летнему человеку.
    О его приходе было еще несколько тысяч лет назад было написано в священных писаниях Индии. Даже мог друг, переживший клиническую смерть видел адские миры, описанные в священных писаниях, которые перевел Прабхупада.И у него был опыт общения с Богом, после чего он не усомнился, что СК это невыдуманная философия. Либо это заказная статья от недоброжелателей, либо это какой то исключительный случай.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − 9 =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>