P.S. История с социопатом: прощание и прощение

SONY DSC

     На прошлой неделе я завершила цикл статей, в которых анализировала опыт общения с социопатом. Я сделала это, вспомнив почти все, что я пережила тогда, и закономерно ожидая после этого ощущения легкости и чувства освобождения от прошлого. Но заметно как-то ничего не изменилось. К тому же  я простудилась и начала сильно кашлять, как и четыре года назад, в момент описываемых мною событий.

    Чего-то не хватало… Я готовилась к психологической группе по теме расставания, которую мы должны были вести вместе с психологом Юлией Концовой. В процессе подготовки я читала книгу Эндрю Мэтьюза «Счастье в трудные времена». На одной из последних страниц была история про парня, сложное детство которого дало ему хороший пример того, как он не желает жить, и решимость провести жизнь иначе, чем его мама, страдающая алкоголизмом, безразличный отец и братья наркоманы-преступники. Ему это удалось, и он сумел наполнить свою жизнь смыслом и крепкими отношениями. Но все это время он продолжал ненавидеть: «Отца — за его равнодушие, братьев — за то, что они были такими идиотами. Поэтому в 2008 году я решил устроить в их честь мемориальную церемонию. Мы с женой, ее родителями и нашими дочерьми приехали к ним на кладбище, и там я рассказал обо всем хорошем, чего им удалось достичь в жизни. Я рассказал своей семье, как сильно я любил отца и братьев… и за что я их любил. Так, как в этот раз, я еще не плакал никогда в жизни…»

    И тогда я поняла, какая концовка на самом деле у этой моей «социопатической» истории. Мне тоже не хватает мемориальной церемонии! В честь Саши и того недолгого хорошего, что было между нами. И в честь меня той, какая я была с ним.  Той, которая все это пережила, и выжила, несмотря на смятение и боль.

     И я устроила себе несколько «вечеров воспоминаний». Я слушала песни, которые слушала в то время, когда мы с Сашей были вместе. Нашла его страницу в соцсети и смотрела фото. Читала свои дневники того периода, отражающие взлеты и падения наших отношений, и то, что происходило тогда у меня внутри. Я вспоминала, чувствовала, плакала, и даже пела и танцевала. А мир помогал мне настроиться на нужную волну серым небом и нескончаемым дождем…

     Читала дневники и писала эту статья я вот под такую песню из того прошлого, поставив ее на повтор:

     Под нее же можно и читать дальше, она создает очень верное настроение.

     Перед встречей с Сашей я только-только начинала возрождаться после расставания с предыдущим мужчиной, которого очень сильно любила, но отношения с которым были омрачены его увлечением алкоголем. Я наконец начинала ценить себя, и от этого мир вокруг воспринимала по-новому — добрым и волшебным. Мне казалось, что после того, что я уже пережила, ничего плохого больше не может случиться. Я была такая трепетная и хрупкая, полная надежд и веры в счастливое будуще. Я по крупицам собирала хорошее отношение к себе других людей, особенно мужчин — просто за то, что я есть, а не за то, что я полезна и даю что-то, в чем другой нуждается. Мое сердце отогревалось, и я жила в ожидании, что вот-вот должно произойти что-то чудесное.

      Я уже оправилась от прошлых отношений и была готова рискнуть и пойти в новые. Но я еще не окрепла настолько, чтобы доверять своей интуиции и быть самодостаточной, принимая на себя ответственность за собственное счастье. Я нуждалась в тепле другого человека для того, чтобы поверить в себя, в то, что я могу быть привлекательна и любима.

      Так что Саша появился в нужное время и в нужном месте.

      Было ощущение поначалу, что меня укрыли теплым одеялом внимания и заботы. Это был и правда классный «медовый месяц». Я купалась и отогревалась в Сашиной любви, и меня еще не задевало то, что он порой принимал за меня решения и заходил на мою «территорию ответственности».

      Думаю, Саша правда давал мне самое лучшее из того, что у него было. Разговаривал со мной, встречал, когда я поздно возвращалась с работы, готовил есть, ласково называл меня, делал улучшающие быт дела по дому, носил тяжелые сумки из магазина, заботился обо мне, когда я болела.

     Во время наших разговоров Саша показал мне две вещи, за которые я ему до сих пор признательна:

  • Мое нежелание справляться с трудностями — на примере отношения к тому, что мне на тот момент было тяжело долго ходить и стоять из-за начавшегося варикозного расширения вен на ногах. Саша говорил о том, что можно укреплять мышцы ног упражнениями, танцами и ежедневной ходьбой, а я считала, что мои ноги сами по себе обязаны быть в идеальном состоянии, и я ничего не должна для этого делать. Поэтому я предпочитала лежать на диване и плакать, вместо того, чтобы встать и начать заниматься, постепенно наращивая нагрузку;
  • Мой перфекционизм, который Саша описал следующей метафорой: он видит цель и идет к ней, не важно — каким шагом и что на нем обуто. А я считаю, что идти нужно только с левой ноги и обязательно в кедах черного цвета. В результате он уже достиг цели и вернулся обратно, и теперь зовет меня за собой, а я ему говорю: «Нет, я еще не нашла черные кеды моего размера, я могу только в них идти. Так что не зови, все равно никуда не пойду».

      Для меня все это был ценный опыт — я училась жить с другим человеком. Быть вдвоем. Искать общее. Понимать и принимать, что мы видим мир по-разному.

        Потом начались проблемы.

      Благодаря тому, что я веду дневники, я не вспоминаю, а знаю точно — вот в это самое время в мае ровно четыре года назад у меня были такие переживания! Я металась, мне было больно. То место, которое раньше было моим домом, где я могла быть собой, прийти и восстановить свои силы, стало небезопасным. Мой дом больше мне не принадлежал. Я пыталась все исправить. Я пробовала искать подход. Видеть достоинства. Не желать слишком много. Брать  ответственность за себя. Я стремилась справиться с хаосом, который Саша вносил в мою жизнь. Он был непредсказуем, и я находилась в постоянном напряжении — что еще от него ожидать?

       В предыдущей статье я сказала, что будь я внимательней, то этого печального опыта можно было бы избежать. Но это не так. Есть что-то, что невозможно узнать, понять, почувстовать как-то иначе, чем через личный опыт. Есть ошибки, которые мы должны совершить, чтобы увидеть, что это — ошибка, и больше так не стоит делать. Чтобы научиться — нужно делать и ошибаться, чтобы лучше разбираться в людях — нужно создавать отношения и разочаровываться, чтобы стать мудрее — надо идти в гущу жизни, а не стоять на ее обочине. В своем дневнике я нашла по этому поводу запись:

«Некоторые вещи можно узнать, только войдя в них. Невозможно их просчитать или предвидеть»

      Саша — это был ответ мира на мое неумение позаботиться о себе и позицию жертвы, которая ищет того, кто бы мог за нее отвечать. Он стал моей «Синей Бородой», тем персонажем, которым наивная героиня одноименной сказки вначале очаровывается, а потом он чуть не становится ее убийцей. Кларисса Пинкола Эстес в книге «Бегущая с волками» говорит о символизме этой сказки — только воспользовавшись бдительным взглядом более старших и более опытных «внутренних» сестер и сильными агрессивными импульсами «внутренних» братьев, которые встают на защиту, женщина наполняется той решимостью, которая позволяет ей освободиться от власти «хищника» — будь то реальный человек, дело или часть ее собственной души.

   Так что отношения с Сашей — своего рода инициация для меня, переход на новый уровень сознания и жизни. Благодаря ему я стала сильнее. Я стала лучше знать себя и больше пребывать в контакте с собой. Я поняла, что для меня важно в паре, а что — не очень. Вот мои слова из дневника:

«Через эту ситуацию я на практике реально понимаю, где мои границы, с чем я готова жить, а с чем — нет, какие качества нужны мне и ему для долговременных отношений»

Что я вынесла из этого болезненного опыта? Мой дневник пестрит заметками:

- Я хочу научиться самой решать свои проблемы;

- Важно самостоятельно делать себя счастливой здесь и сейчас, а не ждать, когда кто-то другой сделает меня счастливой;

- Мне нужен человек, с которым мы «живем в одном мире»: который так же духовно развит и сознательно постоянно растет, как и я, который так же чувствует мир, что все взаимосвязано, и бережно, терпеливо и чутко относится к нему;

- Я хочу встретить такого мужчину, рядом с которым не надо бояться быть собой. Боже, так бывает?

- Не попасть в ловушку! Прислушиваться к себе, не идти на компромиссы, не думать, что я смогу мужчине что-то объяснить, в чем-то переубедить, переделать его;

- Спрашивать себя: чувствую ли я себя с ним сокровищем? И более важное — чувствую ли я сама с собой себя сокровищем?

        Я поняла и решила:

«На свете огромное количество людей. Я думаю, что среди них найдутся те мужчины, с которыми я могу жить счастливо, быть самой собой и развиваться, достигать своих целей, исполнять свои мечты, оставаясь верной своим ценностям. И кого-то из них я обязательно встречу»

       Именно благодаря Саше я выработала новые жизненные ориентиры. Если бы не он и то, какие выводы я сделала на основе наших отношений, смогла бы я одновременно слушать сердце и разум, душу и тело, принимая решение о вступлении в новый союз? Если бы не этот опыт, как бы я поняла, что Дима, мой муж — именно тот человек, с которым я могу быть такая, какая я есть, и жизненные ценности которого совпадают с моими?

      Я помню ту боль, которую причинил мне Саша, и при этом помню счастливые моменты нашего совместного бытия. Мне не нравится эта история, и при этом я благодарна ей за те дары, которые сумела извлечь из нее.

     Я нашла страничку Саши ВКонтакте. Он состоит в группе «Мужское движение», чья основная идея в том, что все женщины — главные враги и угнетатели мужчин. На его стене черный юмор соседствует с мизогинными шутками. И среди всего этого я наткнулась на такой пост (орфография и пунктуация сохранена):

— А давай наперегонки до горки? — предложил он ей, предвкушая победу.
— Неа. — отказалась она — Воспитательница сказала не бегать. Попадет потом.
— Струсила? Сдаешься? — подначил он ее и засмеялся обидно.
— Вот еще. — фыркнула она и рванула с места к горке.
Потом они сидели в группе, наказанные, под присмотром нянечки, смотрели в окно как гуляют другие и дулись друг на друга и на воспитательницу.
— Говорила тебе — попадет. — бурчала она.
— Я бы тебя перегнал обязательно — дулся он — Ты нечестно побежала. Я не приготовился…

— А спорим я быстрей тебя читаю? — предложил он ей.
— Хахаха. — приняла она пари — Вот будут проверять технику чтения и посмотрим. Если я быстрее — будешь мой портфель до дому и до школы таскать всю неделю.
— А если я — отдаешь мне свои яблоки всю неделю! — согласился он.
Потом он пыхтел по дороге с двумя ранцами и бурчал:
— Ну и что! Зато ты не запоминаешь что читаешь и пишешь медленнее. Спорим?…

— А давай поиграем. — предложил он — Как будто бы я рыцарь, а ты как будто бы дама сердца.
— Дурак. — почему-то обиделась она.
— Слабо? — засмеялся он — Слабо смущаться при виде меня? И дураком не обзываться тоже слабо.
— И ничего не слабо. — повелась она — Тогда вот чего. Ты меня тоже дурой не обзываешь и защищаешь.
— Само собой — кивнул он — А ты мне алгебру решаешь. Не рыцарское это дело.
— А ты мне сочинения пишешь. — хихикнула она — Врать и сочинять — как раз рыцарское дело.
А потом он оправдывался в телефон:
— А не надо было себя как дура вести. Тогда никто бы дурой и не назвал. Я, кстати, и извинился сразу…

— Ты сможешь сыграть влюбленного в меня человека? — спросила она
— С трудом. — ехидно ответил он — Я тебя слишком хорошо знаю. А что случилось?
— На вечеринку пригласили. А одной идти не хочется. Будут предлагать всякое.
— Нуу.. Я даже не знаю. — протянул он.
— Слабо? — подначила она.
— И ничего не слабо. — принял он предложение — С тебя пачка сигар, кстати.
— За что? — не поняла она.
— Эскорт нынче дорог. — развел руками он.
А по дороге домой он бурчал:
— Сыграй влюбленного, сыграй влюбленного. А сама по роже лупит ни за что… Влюбленные между прочим целоваться лезут обычно…

— Что это? — спросила она.
— Кольцо. Не очевидно разве? — промямлил он.
— Нибелунгов? Власти? Какая-то новая игра затевается?
— Угу. Давай в мужа и жену поиграем. — выпалил он
— Надо подумать. — кивнула она.
— Слабо? — подначил он.
— И ничего не слабо. — протянула она — А мы не заигрываемся?
— Да разведемся если что. Делов-то. — хмыкнул он.
А потом он оправдывался:
— А откуда мне знать как предложения делаются? Я ж в первый раз предлагаю. Ну хочешь еще раз попробую? Мне не слабо.

— Сыграем в родителей? — предложила она.
— Давай. В моих или в твоих? — согласился он.
— Дурак. В родителей собственного ребенка. Слабо?
— Ого как. — задумался он — Не слабо, конечно, но трудно небось..
— Сдаешься? — огорчилась она
— Не,не. Когда это я тебе сдавался? Играю, конечно. — решился он.

— Усложняем игру. Ты теперь играешь в бабушку.
— Правда? — не поверила она.
— 3900. — кивнул он — Пацан. Слабо тебе в бабушку сыграть?
— А ты в данном случае во что играешь?
— В мужа бабушки. — засмеялся он — Глупо мне в бабушку играть.
— В де-душ-ку. Как бы ты тут не молодился. — засмеялась она — Или слабо?
— Куда я денусь-то…

Она сидела у его кровати и плакала:
— Сдаешься? Ты сдаешься что ли? Выходишь из игры? Слабо еще поиграть?
— Угу. Похоже что так. — ответил он — Неплохо поиграли, да?
— Ты проиграл раз сдаешься. Понял? Проиграл.
— Спорное утверждение. — улыбнулся он и умер.

   Меня эта история очень тронула. Похоже, что внутри Саши борются две противоположности. И при всей его раненности и ненависти к женщинам он тоже хочет тепла, любви и крепких отношений.

      И я вновь вспоминаю, что работа прощания и прощения заключается не только в том, чтобы перевести себя «из жертвы в выжившую» и вернуть себе силу, как я писала в третьей «социопатической» статье. Но и в том, чтобы перестать видеть в своем обидчике монстра и вернуть ему человеческий облик. Ни в коей мере не соглашаясь с тем, что плохого он сделал, и не оправдывая его, и в то же время понимая, что он, вероятно, делал максимум хорошего, на что был способен в тот момент.

       И теперь я не кашляю. И действительно чувствую освобождение.

     P.S. Хочу предупредить об опасности пробовать практиковать такое «принятие», еще находясь в отношениях с обидчиком — это не только не изменит ситуацию, но и приведет к ухудшению, поскольку женщина чаще всего в таком случае начинает оправдывать насильственные действия и перестает себя защищать. Так же нет смысла пытаться разглядеть «в монстре человека», если еще не пройдены предыдущие стадии проживания психологической травмы/расставания — отрицание, гнев, торг и депрессия. Я дошла до того, о чем написала, только через четыре года после разрыва с Сашей, успев намотать уже несколько кругов по вышеупомянутым стадиям.

        (с) Евгения Задруцкая, проект «Слушай Душу» – listentosoul.ru

         P.S. Оставление своих персональных данных при отправке комментария под статьей или письма создательнице сайта, автоматически означает, что Вы принимаете правила пользования сайтом listentosoul.ru и подтверждаете, что ознакомлены и согласны с политикой конфиденциальности данного сайта.

Через сайт Vk Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать + восемнадцать =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>