Роль Спасателя из треугольника Карпмана (часть 1, теория)

pamyatnik-supermenu-v-prage 2

       Созависимость и спасательство – одни из моих любимых тем. Это реалии моей жизни, о чем я рассказываю в статьях, например в «Чем бы заняться, только бы не слушать душу?» и «Ода созависимости или как оставить мужа в покое?» Важное место эта тема занимает и в статьях, анализирующих феномен «ведической» женственности, поскольку гуру этого течения ратуют именно за созависимые отношения в паре, т.е. основанные на нужде и зависимости (эмоциональной, финансовой и пр.), а не на свободном выборе.

        Недавно я прочитала книгу Мелоди Битти «Спасать или спасаться? Как избавиться от желания постоянно опекать других и начать думать о себе» и статью психолога Линн Форрест «Три лица жертвы». И мне захотелось уделить внимание хорошо знакомой мне роли Спасателя в созависимых отношениях. Здесь я дам теоретический материал по теме, и в ближайшее время выложу статью с примерами мыслей, чувств и поведения Спасателя из моей жизни и жизни других женщин.

       Знания о роли Спасателя, о мотивах поведения и результатах действий – ключ к тому, чтобы осознавать и отслеживать эту роль в своей жизни. Это возможность выбирать: играть в манипулятивную игру и дальше или учиться, как здоровым способом относиться к себе и окружающим.

        Разберемся с определениями.

       Есть понятие «зависимости» – когда человек испытывает непреодолимую тягу к чему-либо – к алкоголю или наркотикам, к экстремальным видам спорта или постоянным изменам, к трудоголизму или фанатизму, сидению на диетах или обжорству, и пр. Такой человек не управляет своей жизнью, ей управляет зависимость. Она тормозит развитие человека и наносит ущерб другим важным сферам его жизни – отношениям, работе, финансовому положению, здоровью и т.д.

        Созависимый человек – такой же зависимый. Объектом его тяги являются другие люди и ощущение контроля над их жизнью. Созависимость еще называют эмоциональной зависимостью, а иногда – зависимостью от адреналина, который можно получить, например, в нестабильных отношениях, где присутствуют хаос и борьба (с человеком или с проблемой), или в отношениях, где нет баланса между «брать» и «давать».

      Для меня созависимость прежде всего – это путаница с ответственностью и границами.

       В здоровом варианте человек сам несет ответственность за себя, свои мысли, чувства, поведение. Несет ответственность – значит осознает, выбирает, управляет ими и отвечает за последствия. Человек центрирован на себе, источник его сил и счастья находятся у него внутри. Он чувствует свои границы, т.е. понимает, где кончается зона его ответственности, и начинается зона ответственности другого человека. Такой человек уважительно относится к другому, и знает что он устроен точно так же, т.е. способен нести ответственность за себя сам. Несомненно, два человека влияют друг на друга при общении. Но при этом один человек отвечает только за себя и свой вклад в отношения и не отвечает за другого и вклад с его стороны.

       Что же происходит при созависимости? Границы человека размыты, и он меняет свою ответственность на чужую – он не отвечает за то, за что должен отвечать (за себя), и в то же время отвечает за то, за что отвечать не должен (за другого). Он не принимает во внимание свои чувства, потребности, мечты, планы, проблемы, но очень важными для него становятся чужие чувства, мысли, планы и проблемы. Опора человека больше не находится в нем самом, она перемещается в других людей, поэтому он становится зависимым от них. Он уже не властен над собой, он отдал власть в чужие руки (даже если это руки самых близких людей, с точки зрения ответственности они все равно «чужие»).

       Когда источник счастья и самооценки находится вне человека, то его самоощущение будет меняться в соответствии с поведением того человека, которого он видит своим источником счастья. «Источнику счастья» грустно – и созависимому грустно, «источник» совершил постыдный поступок – созависимый стыдится и пытается все исправить, «источник» делает доброе дело – созависимый горд и доволен. В таком случае для своего хорошего самочувствия созависимому человеку необходимо, чтобы тот, от кого он эмоционально зависит, чувствовал и вел себя согласно представлению созависимого о «хорошем» и «правильном». А как этого добиться? Самый очевидный путь — контроль и манипуляции. При этом контролировать и манипулировать можно по-разному.

       Согласно модели взаимодействия, известной как треугольник Карпмана, это можно делать тремя способами. Например, активно, проявляя эмоциональную и/или физическую агрессию, нападая и силой заставляя другого выполнить свою волю (роль Обидчика). Можно пойти противоположным путем – пассивным: показать себя беспомощным, давить на жалость, быть несчастным, ожидать заботы других (роль Жертвы). И есть еще один способ, самый неоднозначный и самый востребованный у созависимых людей. Быть терпеливым и внимательным, заботливым и всепрощающим, спешащим помочь и берущим ответственность на себя (роль Спасателя). И хотя со стороны последняя роль и выглядит бескорыстно и благородно, но ее мотивы такие же, как и у остальных двух ролей, а именно – сделать так, чтобы другие поступали таким образом, как нужно мне, а не им.

      Взаимодействие людей по модели треугольника Карпмана происходит следующим образом. Общение человек начинает с той роли, которая привычна для него, является частью его представления о себе, а также его личными «воротами» для входа в треугольник. По ходу действия он проходит по остальным ролям, так же, как и его партнер(ы). Приведу пример. Человек видит у близкого проблему (которая, с точки зрения здоровой ответственности, его не касается) и начинает разбираться с ней, т.е. спасать. Потом он гневается, поскольку его усилия не оценены по достоинству, и близкий не хочет следовать его советам. Так Спасатель становится Обидчиком. Подобное происходит уже не в первый раз, человеку обидно, он жалеет себя и впадает в состояние Жертвы. Через некоторое время он стыдится своего гнева и жалости к себе, хочет вновь почувствовать себя сильным, и опять надевает маску Спасателя. Или такая ситуация: пьяный муж приходит домой агрессивным Обидчиком и бьет жену. Она Жертва в этой ситуации. Наутро он просыпается с больной головой. Теперь он сам в роли Жертвы и ждет, что жена о нем позаботится, т.е. будет Спасателем. Но муж видит подбитый глаз жены, ужасается своему вчерашнему пьяному поведению, божится, что никогда так больше не поступит, и бежит за цветами жене. Так он становится Спасателем. А жена, полная гнева после пережитого вчера, кричит на мужа, что ее терпению пришел конец, и отхслестывает его принесенными цветами. Теперь жена заняла место Обидчика. Смена ролей может происходить и за несколько месяцев, и за несколько минут, в зависимости от отношений. Кроме того, ходить по треугольнику Карпмана можно и вне общения, при размышлении наедине с собой. Тогда человек может сам быть для себя и Спасателем, и Обидчиком, и Жертвой.

        Мелоди Битти так описывает хождение по треугольнику, когда оно начинается с роли Спасателя:

    «Мы спасаем людей от ответственности. Мы заботимся об их обязанностях вместо них самих. А потом злимся на них за то, что сделали мы. А потом чувствуем себя использованными и жалеем себя»

         Суть акта спасения (или опеки) заключается в следующем – делать за других то, что они могут и должны делать для себя сами, и делать это в ущерб себе, своим интересам и потребностям. Мелоди Битти приводит примеры поведения Спасателя:

  • Делать то, что мы на самом деле делать не хотим;
  • Говорить «да», когда мы имеем в виду «нет»;
  • Делать что-то за кого-то, хотя этот человек способен и должен делать это самостоятельно;
  • Удовлетворять потребности людей без просьбы с их стороны и до того, как они дали на это согласие;
  • Выполнять львиную доли работы, после того как нас попросили о помощи;
  • Всегда давать больше, чем получать;
  • Приводить в порядок чувства других людей;
  • Думать за других людей;
  • Говорить за других людей;
  • Страдать от последствий вместо других людей;
  • Решать проблемы других людей за них;
  • Вкладывать больше интереса и деятельности в общее дело, чем другой человек;
  • Не просить о том, чего мы хотим, в чем нуждаемся.

       Важно, что Спасатель не в состоянии переносить, когда у человека рядом с ним есть проблема или нужда. Из-за путаницы с границами и ответственностью он воспринимает эту проблему/нужду, как свою, и чувствует все неприятные чувства, которые на самом деле должен чувствовать человек с проблемой, а не он. Проблема другого – это спусковой крючок для действий Спасателя. Он ощущает дискомфорт и чувствует себя вынужденным начать спасать, чтобы избавиться от этого дискомфорта. Как говорит Мелоди Битти, «мы так и не научились говорить: «Как жаль, что у тебя такая проблема! Тебе что-нибудь от меня нужно?» Мы научились говорить: «Погоди-ка. Давай я сделаю это за тебя».

       Стоит отличать спасательство от настоящей помощи. Когда мы реально помогаем, то:

  1. Нас открыто просят о помощи, или мы ее открыто предлагаем и получаем четкий утвердительный ответ, что да, помощь нужна;
  2. Мы помогаем, только если уже позаботились о себе и своих потребностях;
  3. Порой мы можем сделать что-то важное для другого, поступившись своими интересами, поскольку очень хорошо относимся к этому человеку, и у него действительно трудное положение. НО это должен быть единичный случай! Если такое начинает повторяться с одним и тем же человеком (мы помогаем, забывая о себе), то это уже спасательство, и тогда стоит отказать в помощи и позволить другому вырасти через совершенные ошибки;
  4. Мы можем свободно сказать «нет» в ответ на просьбу помочь, если это не соответствует нашим интересам, не вопрос жизни и смерти, и в случае, если это является спасательством другого, и не мучаться чувством вины по этому поводу.

       Вот слова Линн Форрест на эту тему:

      «Если вы привыкли играть роль Спасателя, это не означает, что вы не можете быть любящим, великодушным и добрым. Существует четкое различие между тем, чтобы быть по-настоящему полезным, и спасательством. Подлинный помощник действует без надежды на взаимность. Он делает, чтобы побудить взять на себя ответственность, а не поощрять иждивенчество. Он считает, что каждый человек имеет право на ошибки и учится через иногда жесткие последствия. Он верит, что у другого есть силы на то, чтобы увидеть себя впоследствии без них, Спасателей»

       Откуда же берется созависимость вообще и роль Спасателя в частности? Этот способ восприятия мира и поведения – наша реакция на болезненные ситуации в прошлом, с которыми мы не могли справиться по-другому. Если подобные ситуации были регулярны, то созависимое поведение входит в привычку. Линн Форрест говорит о корнях спасательства в детстве:

     «Спасатели, как правило, вырастают в семьях, где их потребности не признаются. Это психологический факт, что мы относимся к самим себе так, как к нам относились в детстве. Начинающий Спасатель растет в среде, где его потребности сведены на нет, и поэтому, как правило, относится к себе с той же степенью небрежности, какую он испытал, когда был ребенком. Ему не разрешено заботиться о себе и своих потребностях, поэтому он заботится о других»

     Созависимые отношения, проигрывание ролей треугольника Карпмана и спасательство особенно ярко проявляются в отношениях с «трудными» партнерами (супругами, родителями, детьми, друзьями, коллегами и пр.), имеющими какую-либо зависимость (алкогольную, наркотическую, от азартных/компьютерных игр, от работы, спорта, секса, религии, и т.д.). Спасательство можно частенько наблюдать и у тех, кто связан с людьми, имеющими угрожающую жизни болезнь, инвалидность, или практикующими экстремальное и/или преступное поведение. Встречаются элементы спасательства и во внешне благополучных отношениях, просто потому, что для многих из нас такое поведение – одобряемая обществом норма, особенно у женщин (спасательство является частью образов «хорошей» жены и мамы, укоренившихся в нашей культуре).

        Итак, созависимый надевает маску Спасателя, чтобы спрятать собственное неважное отношение к себе. Эта маска дает определенные преимущества:

  • ощущение ценности и незаменимости (Спасатель говорит об опекаемом: «Он без меня пропадет», опекаемые говорят Спасателю: «Куда мы без тебя?»);
  • чувство исключительности (опекаемый говорит Спасателю: «Только ты меня понимаешь!», «Никто не любил меня так, как ты»);
  • уважение и восхищение окружающих, статус героя и «святого» (наблюдатели говорят Спасателю: «Ах, как много Вы для него делаете!», «У Вас железные нервы», про него говорят: «Муж и пил, и бил ее, а она все равно его не бросила, вот это настоящая любовь, вот это женщина!»);
  • ощущение величия, ведь тот, кто опекает, очевидно сильнее/умнее/в чем-то лучше того, кого опекают.

       На последний пункт хочется обратить особое внимание. Раз Спасатель считает себя лучше опекаемого, это автоматически означает, что опекаемый хуже него. Он видит его несмышленным, беспомощным, неприспособленным к самостоятельной жизни, нуждающимся в постоянной помощи и контроле. Такое отношение принижает взрослого человека, его ум и способности. Мелоди Битти объясняет:

      «Порой оправданно, порой нет, но мы решаем, что другие люди просто не могут отвечать за самих себя. На самом деле все не так. Если только у человека не поврежден мозг, нет серьезной физической инвалидности, он не является младенцем, этот человек может быть ответственным за самого себя»

        Чаще всего Спасатель не осознает, что плохо относится к тому, кого он опекает, искренне верит в свое хорошее отношение и то, что он реально старается ради блага другого. Но в реальности другой получает не благо, а вред. Мелоди Битти говорит, что «опека выглядит гораздо более дружественным актом, чем является на самом деле». Поскольку Спасатель делает что-то не для другого, а за него, то его подопечный лишается опыта проживания болезненных чувств, мук выбора, разрешения трудностей и столкновения с последствиями своих поступков. Так Спасатель препятствует росту и зрелости другого человека, ведь в большинстве случаев развитие идет через осознавание того, что сделано неверно, столкновение с болью, преодоление сложностей.

        Печально, что Спасатель вредит не только другому, но и себе. Зайдя в треугольник Карпмана со своей привычной спасательской позиции, он неизбежно через некоторое время окажется в углу Жертвы, со всеми сопутствующими чувствами – обидой, бессилием, покинутостью, стыдом, безысходностью. Да, собственно, Спасатель и является жертвой, поскольку он не властен над своей жизнью и не в состоянии позаботиться о себе. Передаю слово Мелоди Битти:

      «Многие опекуны – люди загнанные и перегруженные обязанностями; ни одно их занятие не доставляет им наслаждения. Опекуны выглядят очень ответственными, но это не так. Мы не берем на себя ответственность за нашу высшую обязанность – быть ответственными за самих себя.

     Мы упорно отдаем больше, чем получаем, а потом чувствуем себя использованными и заброшенными. Мы недоумеваем, почему, коль скоро мы предвосхищаем все потребности других, никто не обращает внимания на наши потребности. Мы можем впасть в серьезную депрессию в результате того, что наши потребности не удовлетворяются.

        Хороший опекун чувствует себя в наибольшей безопасности только в роли дающего. Мы ощущаем вину и дискомфорт, когда кто-то что-то дает нам, или когда мы делаем что-то, чтобы удовлетворить собственные потребности. Иногда созависимые настолько застревают в роли опекунов, что впадают в ужас и чувствуют себя отвергнутыми, когда не могут опекать или спасать кого-то – когда человек отказывается быть объектом их «помощи».

        Хочу обратить внимание на важное противоречие, скрытое в мотивах Спасателя. Он одновременно хочет прекратить спасать и самому стать «спасенным» кем-то, и в то же время смертельно боится перестать опекать, и создает все возможные условия, чтобы без его помощи нельзя было обойтись. Рассмотрим этот парадокс поподробнее.

        С одной стороны, Спасатель заботится о других в тайной надежде, что когда-то его помощи станет достаточно, и тогда он перестанет помогать и удовлетворять чужие потребности. Его отблагодарят за все, что он сделал, и наконец-то другие будут заботиться о нем и удовлетворять его потребности. Но это пустые ожидания, поскольку те, кого опекает Спасатель, разучиваются (или так и не начинают) заботиться о себе. Тем более они не способны позаботиться о нуждах Спасателя. Процитирую Линн Форрест:

      «Чем больше они спасают, тем меньше ответственности берет на себя тот, о ком они заботятся. Чем меньше ответственности берут на себя их подопечные, тем больше они их спасают, и это нисходящая спираль, которая часто заканчивается катастрофой»

        С другой стороны, поскольку Спасателя отличает очень низкая самооценка, он верит, что достоин любви (а в некоторых случаях и жизни) только в том случае, если нужен другим. А нужен он тогда, когда кого-то опекает. С этой точки зрения Спасатель не заинтересован в решении проблем своего подопечного, поскольку тогда Спасателю будет нечего делать и подопечный перестанет в нем нуждаться. По мнению Спасателя, если нет нужды, то нет и отношений. А это самое страшное для него – остаться одному. Почему так, рассказывает Мелоди Битти:

       «Опека обеспечивает нас временным притоком самоценности и силы, хотя эти чувства преходящи и искусственны. Так же как выпивка помогает алкоголику временно почувствовать себя лучше, акт спасения отвлекает нас от боли, которую мы испытываем, глядя на самих себя. <…> Мы плохо относимся к самим себе, поэтому чувствуем себя обязанными совершить какой-то конкретный поступок, чтобы доказать, насколько мы хорошие»

     Описанное выше – для кого-то окажется плохой новостью. Но есть и хорошая! Спасатель – всего лишь роль, маска. Это не мы настоящие. И мы в состоянии остановить этот бесконечный «бег белки в колесе» спасения окружающих нас людей и начать заботиться о себе. Да, это требует времени и сил. Многие из нас годами усваивали свою созависимую роль. Чтобы сделать привычкой здоровое поведение, тоже потребуется множество повторений и действий, кажущихся по началу слишком рискованными. Но оно того стоит!

       Я не буду здесь подробно останавливаться на шагах, которые необходимо пройти Спасателю на пути к психологическому здоровью, поскольку это огромная тема. Для тех, кому важно разобраться с этим в своей жизни, я бы посоветовала:

  • чтение и выполнение заданий из книги «Спасать или спасаться?» Мелоди Битти, «Выбираем любовь. Как победить созависимость» Роберта Хемфельта, Пола Майера и Фрэнка Минирта, также из других книг, освещающих данную область психологии;
  • посещение групп 12-ти шаговой программы для созависимых — «CoDa», «Взрослые дети алкоголиков» и др.;
  • психотерапию – индивидуальную и/или групповую.

        А завершить я хочу вдохновляющими словами Мелоди Битти:

        «Я верю, Бог хочет, чтобы мы помогали людям и делили с ними свое время, талант и деньги. Но я также верю, что Он хочет, чтобы мы делали это с позиции высокой самоценности. Я полагаю, что доброе дело не будет добрым, если мы плохо относимся к себе, к тому, что делаем, и к человеку, ради которого это делаем. Я думаю, что Бог присутствует в каждом из нас и говорит с каждым из нас. Если мы не можем в полной мере хорошо относится к тому, что делаем, нам не следует этого делать – каким бы благим деянием это ни казалось. Нам также не следует делать за других то, что они могут и должны делать самостоятельно. Другие люди не беспомощны. Как и мы»

       P.S. Спасибо психологу Юлии Концовой за помощь в подготовке этой статьи!

        (с) Евгения Задруцкая, проект «Слушай Душу» – listentosoul.ru

Через сайт Vk Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 − десять =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>