Сексуальное насилие – психология агрессора и пострадавшей

20

     Не в первый раз с печалью и тревогой я наблюдаю реакцию интернет-общественности на новости об изнасиловании. Комментарии людей, появляющиеся в сети, чаще всего полны презрения и обвинения. Нет, не насильника. Обвиняют жертву. К моему ужасу, такое отношение встречается и среди некоторых профессиональных психологов и других специалистов, которые работают с пострадавшими от изнасилований.

       Поэтому я считаю важным распространять информацию о том, что на самом деле представляет собой изнасилование, что движет насильником и что происходит с выжившей. Для этого при участии психолога Юлии Концовой я написала эту статью. В ней я использовала материалы Юлии по кризисной психологи для работы с пострадавшими от сексуального насилия, а также некоторые интернет-ресурсы, ссылки на которые есть внутри статьи. Также у меня наготове статья о том, почему обществу выгоднее защищать насильника, а не жертву, и ее я опубликую немного позже.

       И, прежде чем приступить непосредственно к содержанию, поделюсь, что эту статью я писала долго, и давалась она мне очень трудно. Сексуальное насилие – это гендерная проблема (как минимум 90% пострадавших от сексуального насилия – женщины, а 97% сексуального насилия в отношении женщин совершают мужчины (источник)), а значит, так или иначе она касается всех женщин, просто на основании принадлежности к женскому полу. Собирая материал, вспоминая и читая истории, систематизируя и формулируя, я архетипически соприкасалась со всеми женщинами, с их болью и страхом. Писать параллельно с этим было нелегко. Подозреваю, что читать будет нелегко тоже, так что, пожалуйста, будьте бережны к себе в процессе чтения и после него! А если Вы – мужчина, и читаете эту статью, у Вас есть риск соприкоснуться с архетипом мужчины-агрессора, и, возможно, Вам захочется защититься от обвинений в адрес мужчин, через отрицание и обесценивание женского опыта вообще и написанного мною в частности. Все не обязательно будет именно так, но я считаю важным предупредить и женщин, и мужчин о такой вероятности, поскольку это влияет на то, что именно Вы увидите в тексте.

     Для начала определим, что такое сексуальное насилие. Это насильственное поведение, когда один человек принуждает другого к каким-либо действиям сексуального характера против его воли. Сексуальное насилие можно разделить на два вида: без физического контакта и предполагающее физический контакт.

         При сексуальном насилии без физического контакта цель агрессора – нанести удар по чувствам человека, шокировать его и испугать. Это достигается через:

  1. Словесные оскорбления, затрагивающие сексуальную сферу, при непосредственном общении, или при общении по телефону и через интернет. Женщина чувствует, что над ее личностью совершается насилие;
  2. Вуайеризм (подглядывание). Женщина испытывает унижение, стыд;
  3. Эксгибиционизм (демонстрация обнаженного тела или его частей). Чувства женщины — стыд, страх.

       Мотивами сексуального насилия, предполагающего физический контакт, могут быть агрессия, желание подчинить женщину своей воле и сексуальное влечение. Это насилие включает в себя:

  1. Приставание, насильственный петтинг, принуждение к прикосновениям к агрессору или же он сам насильно прикасается к жертве. Агрессор может применять свой авторитет, служебное положение;
  2. Изнасилование – принудительное половое сношение, может быть не только вагинальным, но также оральным, анальным. Далее в статье речь пойдет именно об этом виде сексуального насилия.

        Некоторые мужчины пытаются доказать, что изнасилование — это «просто секс», что это естественно, что раз люди «этим» занимаются в принципе, то насилия в этой области быть не может. Это в корне неверно. Давайте посмотрим на отличия.

        Секс – это процесс, в котором двое участвуют наравне, и каждый – активное начало и источник своих действий. При этом оба дают осведомленное согласие на секс, и свободны в любой момент изменить свое решение (замечательный материал об этом – 7 примеров, которые не имеют отношения к сексу, но отлично иллюстрируют идею согласия).

        Изнасилование – это не секс, это насилие, такое же, как любое другое – физическое, психологическое, экономическое и пр., только область применения этого насилия – сексуальные отношения. При насилии активен только один человек, который насильно что-то делает НАД другим, а не ВМЕСТЕ С другим, как во время секса. Т.е. он не видит в другом такого же человека, не вступает в равные отношения взаимообмена, где есть риск отвержения и необходимо учитывать мнение и желания второй стороны. Тут можно привести слова британского комика Джона Оливера, встреченные мною на просторах интернета:

 «Секс – это как бокс. Если один из участников не соглашался участвовать, то это преступление»

          По поведению насильников можно условно разделить на несколько типов:

  1. Нападает без предварительного плана, импульсивен, агрессивен, наносит физические повреждения, возможно, совершает несколько половых актов. Такое поведение агрессора носит характер мести за что-то, что он пережил раньше, например, он мог быть сам жертвой какого-либо вида насилия;
  2. Хочет подчинить женщину, пытается достичь того, чего не может достичь при нормальном общении. Произошедшее для агрессора есть часть отношений, он может считать, что впоследствии жертва будет его женщиной, они будут встречаться. Он не кровожаден и его можно обмануть, заговорить, пообещать встречу и тем самым избежать изнасилования;
  3. Наиболее серьезный тип насильника – садист. Получает удовольствие от причинения боли извращенными способами, часто убивает жертву после изнасилования.

       Насильником движет желание почувствовать безраздельную власть и контроль над жертвой, собственную неуязвимость и величие. Он получает удовольствие не столько от секса, сколько от подчинения и бессилия другого человека, от выражения собственной злости, от использования женщины, как вещи. Удовлетворение в таком случае носит временный характер, а это значит, что скорее всего насильник через некоторое время будет искать себе новую жертву. Судя по статистике центра «Сестры», который помогает женщинам, пережившим изнасилование, только 12% пострадавших обращаются в полицию, а до суда дело доходит лишь у 5%. Это значит, что 95% насильников не понесли должного наказания и они продолжают ходить среди нас, и, вероятно, им захочется повторить этот опыт.

       Изнасилование переживается женщиной как акт насилия и унижения собственного «Я», а также как угроза здоровью и жизни. Женщина может сопротивляться и кричать, пока не почувствует реальную опасность для своей жизни. Тогда она впадает в шок, парализована от страха и беспомощности, пассивна, может терять сознание и полностью подчиняться воле насильника. Она не может ничего сделать. Порой пострадавшие женщины описывают, что в момент изнасилования они будто наблюдали за происходящим со стороны.

     Изнасилование – это реальная травма для психики. У каждой третьей жертвы изнасилования (31%) развивается посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) – серьезное психическое расстройство, которое может остаться на всю жизнь (более подробно о последствиях изнасилования можно узнать тут, а здесь – история о том, как девушка справлялась с ПТСР после изнасилования).

       Основные чувства жертвы изнасилования – это бессилие, беспомощность, вина. Эти чувства являются самыми травмирующими аспектами насилия. Изнасилование разрушает привычную картину безопасного мира и сказывается на восприятии женщины самой себя. Она теряет уверенность в себе и начинает жить с постоянным ощущением опасности. Мир и люди вокруг кажутся ей непредсказуемыми, ненадежными, несущими угрозу. Изнасилование показывает женщине, что она не контролирует события своей жизни. Чтобы как-то жить дальше, ей необходимо построить заново картину мира и вернуть себе ощущение контроля. Но это невозможно сделать, не объяснив произошедшее насилие, не ответив на экзистенциальные вопросы «за что?» и «почему я?»

        И тут своеобразную «помощь» оказывает чувство вины, очень распространенное у тех, кто пережил сексуальное насилие. Женщине легче думать, что это она сделала что-то не так (или наоборот, не сделала того, что было нужно) и виновата в случившемся, чем принять тот факт, что мужчина просто по собственной прихоти, против ее желания, воспользовался ею и ее телом с риском для ее жизни. Об этом страшно думать, потому что это значит, что подобное может повториться, и женщина это не контролирует. Принимая вину за случившееся на себя, женщина как-будто вновь присваивает себе контроль над жизнью. Ведь тот, кто виноват, тот и ответственен, а тот, кто ответственен, тот и контролирует происходящее. А раз контролирует, значит, может каким-то образом предотвратить беду. Кроме того, насильник редко молча делает свое дело. Часто он говорит что-то про жертву, на что он обратил внимание в ней (например, говорит, что она красивая) и почему он ее насилует («сама, дрянь, виновата», «напросилась», «ты же этого хотела», «сука не захочет – кобель не вскочит» и пр.) Тем самым он будто программирует женщину на чувство вины, на то, чтобы ей было легче объяснить себе, в чем она виновата.

       Переживание чувства вины приносит женщине кратковременное облегчение – бразды правления опять в ее руках, мир опасен, но я «знаю» что делать или не делать, чтобы этого не повторилось, а значит можно жить дальше (подробнее о том, как работает чувство вины – тут). Но то, что на начальном этапе «помогло» женщине вернуть ощущение хоть какого-нибудь контроля, дальше становится одним из самых серьезных психологических препятствий на пути к ее восстановлению после насилия. За возврат контроля при помощи чувства вины женщина платит потерей доверия к себе, подавляющим чувством стыда, ощущением, что она «грязная», плохая, недостойная и пр.

        Но ведь это не так! Женщина сделала все, что было в ее силах на тот момент, чтобы защитить себя, и настоящее, неопровержимое тому доказательство – она осталась жива! Она вела себя максимально правильно в опасной для жизни ситуации! И женщина никоим образом не виновата в изнасиловании. Как бы она себя ни вела, чтобы ни одевала, о чем бы ни говорила, как много бы ни выпила, где бы и когда бы ни шла или как давно бы ни была знакома с мужчиной, и т.д. и т.п. – ничто из этого не дает права ее насиловать и не является оправданием или «провоцирующим фактором» для преступника! Женщина, которая выглядит ярко, идет по улице, знакомится, общается, едет домой или уже живет с мужчиной – хочет чего угодно: нежности, внимания, прикосновений, любви, страсти, секса, но никак не быть изнасилованной! (интересная заметка об этом по ссылке) У нее другая цель – быть вместе с мужчиной, а не быть использованной мужчиной.

       Если женщина согласна на секс, но в какой-то момент передумала и сказала «стоп», мужчина должен остановиться (что абсолютно верно и в обратную сторону, если «стоп» говорит мужчина). А если женщина находится в том состоянии, когда она этот «стоп» сказать не может (а уж тем более когда она вообще ничего сказать не может), то мужчина не должен предпринимать никаких действий сексуального характера, поскольку он не получил осведомленного согласия с ее стороны (видео-разбор о согласии в сексе – здесь). Если мужчина выбирает начать/продолжить секс после того, как женщина выбирает его не начинать/прекратить – это его сознательный выбор совершить насилие. Женщина к этому выбору отношения не имеет. Совершенное насилие не характеризует ее, как «плохую» или «испорченную». Оно характеризует мужчину – как человека, использующего насилие и совершившего преступление.

      Только мужчина решает, будет он насиловать женщину или нет, и только он несет за свой поступок ответственность. В статье под названием «Мифы об изнасиловании», говорится, что «исследования показывают, что большинство изнасилований спланированы заранее», а в этой статье с тем же названием – что «насильники скорее выбирают жертву, которая им кажется более доступной, чем женщин, которые одеты определенным образом или обладают определенными манерами или внешностью». Таким образом, ответами на вопросы женщины «почему я?» и «за что?» в реальности является следующее: это никак не связано с самой женщиной и ее поведением. Она не сделала ничего такого плохого, чтобы заслужить изнасилование, чтобы спровоцировать его! Причина не в ней. Причина произошедшего – злой умысел агрессора, который было невозможно предвидеть. Нам всем дана свобода выбора, и, к сожалению, некоторые люди выбирают совершить преступление.

       Здесь стоит отметить, что сейчас у многих распространен такой тип мышления: «Я сама привлекаю все события моей жизни, без моего желание ничего не происходит. Если случилось что-то, что мне не нравится, значит, я просто не знала, что я этого хочу/это мне урок от Бога/это мне зачем-то надо». Плюс такого мировоззрения  в том, что пока у женщины все хорошо, оно защищает ее от осознания опасностей окружающего мира, непредвиденных проблем, кризисов и пр. Ведь если мне это не нужно, то ничего плохого в жизни и не будет, и можно жить спокойно, «я в домике». Приятный бонус – можно не тратить свою энергию на сочувствие тем, кто попал в беду, ведь «они сами этого хотели». Но если с женщиной с такими взглядами случается что-то плохое, в том числе изнасилование, то она точно попадет в ловушку вины, о которой я говорила выше – «я сама это привлекла в свою жизнь», «я чем-то заслужила это», «этот опыт мне нужен, но почему мне так плохо?» и пр. Возможно, для такой женщины будет целительным в процессе  проработки травмы поменять свой взгляд на происходящее, и признать, что она не всесильна, и что есть то, что сильнее ее – жизнь и смерть, свобода выбора других людей, естественные кризисы развития и т.д. На что-то каждая из нас может повлиять, и важно использовать это, но стоит видеть предел своих возможностей и не брать на себя груз лишней ответственности. По этому поводу мне вспоминается «молитва о душевном покое», которую часто используют на собраниях групп самопомощи:

«Боже, дай мне разум и душевный покой, принять то, что я не в силах изменить,

Мужество изменить то, что могу,

И мудрость – отличить одно от другого»

      Что касается меня, то я не думаю, что кто-то сидит там «наверху» и специально насылает на нас беды, чтобы проучить, наказать или дать что-то понять. На мой взгляд, плохое происходит, потому что а) у всех есть свобода выбора, и б) в мире есть добро и есть зло. Это законы жизни на Земле на данный момент. Что мне греет душу, так это моя вера в то, что что бы плохого ни случилось, тот, кто «наверху» – на моей стороне. И если в моей жизни происходят какие-то чудовищные вещи — я верю, что Бог в этот момент рядом со мной, и он тоже плачет обо мне… Я верю, что я с Его помощью способна выжить, пережить это и со временем превратить плохое во что-то стоящее. Я приняла эту идею от психотерапевта Мерилин Мюррей, и она не раз поддерживала меня в трудные периоды жизни. Мерилин пережила сексуальное насилие в детстве, и я думаю, что ее книга «Узник иной войны», описывающая опыт исцеления от этой травмы, может быть полезна всем женщинам, кто так или иначе сталкивался с темой насилия в своей жизни.

       В обществе существует масса мифов о сексуальном насилии, жертвах и насильниках, которые позволяют людям сохранять чувство безопасности и комфорта, несмотря на происходящее у них под носом. Подробно я разберу их в другой статье, а здесь хочу остановиться на одном важном моменте.

       Исходя из стереотипов, нам кажется, что сексуальное насилие – это что-то редкое и далекое от повседневной жизни женщины, что это ночь, темные переулки и незнакомцы — озлобленные уголовники. Не спорю, так тоже бывает. Но пока мы верим в эти стереотипы, мы старательно не замечаем правду – что сексуальное насилие очень близко. Тем самым мы не даем права голоса пострадавшим женщинам, заставляя их оставаться наедине с пережитой травмой.

        А между тем статистика такова – 35% женщин в мире на протяжении своей жизни подвергаются либо насилию со стороны интимного партнера, либо сексуальному насилию со стороны другого лица. В 70% случаев женщина была знакома с тем, кто ее изнасиловал, а в 35% – имела с этим человеком какие-либо отношения.

         В процессе подготовки этого материала я стала вспоминать случаи изнасилования, о которых мне известно лично. Моя статистика подтверждает мировую. Мне известно о четырех случаях изнасилования среди моих близких подруг (это ровно половина от числа тех женщин, кто в разное время были моими близкими подругами). При этом только в одной ситуации насильник был действительно незнакомцем, подкараулившим девушку в подворотне. Остальными агрессорами были: гражданский муж мамы (т.е. это был инцест), приятель подруги, специалист «помогающей» профессии. Кроме того, мне известны два реальных случая, когда кто-то из близких отдавал женщину насильникам «за долги». В первом случае это была мать, во втором – муж.

        Со стороны некоторым людям кажется, что если жертва знала насильника раньше, а уж тем более если имела с ним какие-то отношения, то это и не изнасилование вовсе. Ну или изнасилование, но так – «лайт-вариант», и переживать тут особо нечего. На самом деле для пострадавшей знакомство и/или отношения с агрессором не только не облегчают положение, но даже делают насилие более травматичным. Женщина думала, что находится в безопасной обстановке и доверяла мужчине. Но он изнасиловал ее, тем самым подорвав доверие. Это переживается очень тяжело, и женщине потом сложно опять поверить и себе, и другим людям. Кроме того, окружающие в таком случае склонны оказывать пострадавшей меньше сочувствия и сильнее обвинять ее, чем в случае «насильника-незнакомца на ночной улице», лишая тем самым женщину жизненно важной поддержки. Что уж говорить о тех, кого изнасиловали собственные мужья? Большинство людей вообще не считают подобное насилием, будто бы с замужеством женщина перестает быть человеком, имеющим право на личную безопасность, а ее тело поступает в безраздельную власть мужчины…

       Как бы ни было страшно осознавать глобальность проблемы сексуального насилия над женщинам, на мой взгляд, это необходимо, чтобы дело наконец сдвинулось с мертвой точки. Когда тема сексуального насилия перестанет быть табуированной, то в головах людей изнасилование перестанет быть «сексом», а станет тем, что оно есть на самом деле – преступлением. Тогда каждая пострадавшая женщина сможет открыто говорить о своем опыте и будет встречать сочувствие и понимание. А осуждающие взоры общества переместятся с жертв изнасилования на его виновников, и именно с мужчинами будет вестись необходимая работа по предотвращению сексуального насилия, а не женщин будут убеждать «надеть юбку подлиннее» и «улыбаться не так вызывающе».

      Изнасилование – не приговор, его можно пережить и восстановиться для полноценной жизни!

        Я благодарю Вас, что вы дочитали эту статью до конца. Знаю, что это было совсем не просто, и очень надеюсь, что эта информация поможет Вам и Вашим близким.

        (с) Евгения Задруцкая, проект «Слушай Душу» – listentosoul.ru

         P.S. Оставление своих персональных данных при отправке комментария под статьей или письма создательнице сайта, автоматически означает, что Вы принимаете правила пользования сайтом listentosoul.ru и подтверждаете, что ознакомлены и согласны с политикой конфиденциальности данного сайта.

Через сайт Vk Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

одиннадцать − десять =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>