Стереотипы о сексуальном насилии

14

    Когда я была кризисным психологом, я работала в том числе с женщинами, пострадавшими от сексуального насилия. Так что я не понаслышке знакома с таким явлением, как обвинение жертвы изнасилования. Женщины обвиняют себя сами (подробнее о том, почему так происходит – в статье «Сексуальное насилие – психология агрессора и пострадавшей»). Этим же занимаются окружающие, сосредотачивая внимание на том, что сделала/не сделала женщина, чтобы избежать насилия. Таким образом общество скрыто или открыто обвиняет пострадавшую в произошедшем, тем самым вставая на сторону насильника. Маразм доходит до того, что в некоторых странах уголовное наказание грозит жертве изнасилования, а не агрессору(ам).

     Я уже разобрала большинство неверных стереотипов о сексуальном насилии в прошлой статье. Давайте вспомним, что они из себя представляют и их опровержения:

  1. СТЕРЕОТИП: изнасилование – это всего лишь секс. НЕТ!

ПРАВДА: изнасилование – это насилие одного человека над другим, это преступление;

  1. СТЕРЕОТИП: изнасилований на свидании, в отношениях, в браке – не существует. НЕТ!

ПРАВДА: не важно, насколько близки женщина и мужчина, никто не имеет права совершать насилие над другим;

  1. СТЕРЕОТИП: женщины провоцируют мужчин на изнасилование своей одеждой, манерами, поведением, обещаниями или тем, что состоят с ними в отношениях. НЕТ!

ПРАВДА: женщина имеет своей целью флирт, ухаживания, сексуальные отношения, но не изнасилование. Поведение женщины, каким бы оно ни было, не является причиной и не оправдывает преступление. Изнасилование – это злая воля агрессора, женщина здесь ни при чем;

  1. СТЕРЕОТИП: женщины хотят быть изнасилованными. НЕТ!

ПРАВДА: даже если женщина думает об агрессивном сексе, она все равно контролирует процесс и может остановить его в любой момент, в отличие от изнасилования;

  1. СТЕРЕОТИП: насилуют только привлекательных молодых женщин. НЕТ!

ПРАВДА: агрессор выбирает ту женщину, которую легче/удобнее изнасиловать, а не ту, которая соответствует каким-то признакам;

  1. СТЕРЕОТИП: насилуют только «плохих», «неправильных» женщин. НЕТ!

ПРАВДА: не существует «неправильных» женщин, которых можно насиловать. Любая из нас имеет право сказать «нет», и это должно быть услышано;

  1. СТЕРЕОТИП: насильники – это незнакомцы, психически больные, уголовники, их можно узнать по внешнему виду. НЕТ!

ПРАВДА: изнасилования совершают обычные мужчины, которые выглядят так же, как и все. Они учатся, работают или живут с женщинами. В 70% случаев женщина была знакома с тем, кто ее изнасиловал;

  1. СТЕРЕОТИП: мужчина, желающий секса, не способен остановиться, это нормально, потому что он мужчина. НЕТ!

ПРАВДА: принадлежность к мужскому полу не делает человека неуправляемым и не снимает ответственность за насилие;

  1. СТЕРЕОТИП: изнасилования происходят ночью на безлюдной улице. НЕТ!

ПРАВДА: многие изнасилования происходят днем, в том числе у женщины дома;

  1. СТЕРЕОТИП: сексуальное насилие – большая редкость. НЕТ!

ПРАВДА: сексуальное насилие очень распространено, его переживают больше 35% женщин, но не все находят поддержку для того, чтобы заявить об этом;

  1. СТЕРЕОТИП: о сексуальном насилии не стоит говорить, его надо просто забыть. НЕТ!

ПРАВДА: пережитое изнасилование отражается на всех сферах жизни человека. Все меняется, но при этом жертва скрывает факт изнасилования и пытается вести себя так, как будто ничего не произошло. Это очень тяжело. Молчание отгораживает пострадавшую от сочувствия других людей и профессиональной помощи.Главным условием для того, чтобы жертва изнасилования смогла пережить это испытание – значимый другой человек! Человек, который понимает, не винит, поддерживает, помогает. И неважно, сразу после изнасилования он оказался рядом или спустя годы – главное, чтобы он был (еще больше информации об этих мифах можно узнать тут и тут)

        Какой эффект производят эти стереотипы в обществе? Они:

      1. Обесценивают болезненный и травматический опыт женщин, говоря о том, что либо это и не травма вовсе («это был просто секс»), либо что это что-то желанное для женщин («каждая мечтает о «мачо», который возьмет ее силой»). Таким образом стереотипы дают понять, что изнасилование – вовсе не проблема, а значит и не должна быть решена, а виновные – вовсе не виновные, и не должны быть наказаны;

      2. Стереотипы выделяют категорию женщин, которых насиловать можно, т.к. они не соблюдают некие правила поведения для «приличных» женщин («да она ж и так спит со всеми подряд», «а чего она тогда в клубе пьяная делала?», «ну, раз села в машину к парням – знала, на что шла», «а она сама ему дверь открыла», «а нечего гулять по парку одной», «ну вот, юбки оденут, накрасятся, улыбаются всем, а потом еще хотят, чтобы их не насиловали»). На самом деле эти правила неэффективны, поскольку, как я уже упоминала, насилие не зависит от поведения женщины, а зависит от возможностей насильника, его безнаказанности и того, что он считает допустимым. И поскольку изнасилования случаются в совершенно разных ситуациях, порой противоположных по условиям, то нельзя реально выделить хоть какой-то совет, который бы реально работал. Если пытаться учесть все факторы, то мы придем вот к такому абсурду:

«Не выходи из дома обнаженной – некоторых мужчин это провоцирует.

Не выходи из дома одетой – некоторых мужчин провоцирует любая одежда.

Не выходи одна из дома вечером – это провоцирует мужчин.

Не выходи одна из дома в любое время – некоторых мужчин провоцирует любая ситуация.

Не выходи из дома с подругой – некоторых мужчин провоцирует то, что вас двое.

Не выходи из дома с другом – некоторые друзья могут изнасиловать.

Не оставайся дома – тебя может изнасиловать и свой, и чужой.

Избегай детства – некоторых насильников «возбуждают» маленькие девочки.

Избегай старости – некоторые насильники «предпочитают» пожилых женщин.

Не имей ни отца, ни деда, ни дяди, ни брата – именно эти родственники чаще всего насилуют молодых женщин.

Обходись без соседей – именно они чаще всего насилуют женщин.

Не выходи замуж – в браке изнасилование становится законным.

А чтобы уж наверняка избежать изнасилования – не родись вообще»
(Написала Наталья Радулова)

      Сейчас все большую популярность набирают учения об «истинной» женственности, как с религиозной подоплекой (например, «ведическая» женственность – кришнаитская/славянская языческая), так и с эзотерически-психологической. К сожалению, эти учения вносят свою лепту в распространение предрассудков о сексуальном насилии, поскольку делят женщин на «чистых»  (смиренных, послушных, нравственных и целомудренных) и «грязных (всех остальных). Это подразумевает, что первые достойны уважения и бережного обращения со стороны мужчин, а вот вторые – падшие женщины, и с ними можно делать все, что угодно;

    3. Как уже было сказано выше, стереотипы выделяют категорию «неприличных» женщин, которых можно насиловать. Если приглядеться повнимательнее, то можно увидеть, что туда так или иначе попадают все женщины, которые не состоят в отношениях с мужчинами. И есть вторая категория – «приличных» женщин, которые состоят в отношениях. Тем не менее, стереотипы говорят нам, что и их насиловать можно, т.к. эти женщины обязаны предоставлять секс своему мужчине по первому требованию вне зависимости от своего желания («это было пятое свидание, понятно, что он больше не мог терпеть», «так они ж уже три месяца встречались, давно пора», «это не изнасилование, это выполнение супружеского долга!», «а чего ты замуж выходила, если сексом заниматься не хочешь?»). Эту тему поддерживает так называемое «мужское движение». Вот цитаты из псевдонаучной книги «Женщина. Учебник для мужчин» одного из идеологов этого движения – Олега Новосёлова: «Отказ в сексе должен считаться <…> тяжелым оскорблением, непризнанием места мужчины в семейной иерархии» и «Вожак имеет неограниченные права на секс — это основа основ межполовых отношений». В итоге получается, что все это деление женщин на категории – не важно, поскольку результат один – оправдание сексуального насилия;

       4. Опыт женщины, пережившей сексуальное насилие, лишает других женщин чувства безопасности. Изнасилованная женщина является живым свидетельством, что такое вполне может произойти и с ними, потому что 1) они тоже женщины, и 2) они не могут контролировать поведение мужчин. Жить с этим осознанием тяжело и страшно. Стереотипы, обвиняющие жертву, дают такое объяснение случившемуся, чтобы отделить пострадавшую от всех остальных женщин некой ее «неправильностью». Так стереотипы переводят проблему изнасилования из разряда «касается всех женщин» (поскольку это гендерная проблема мирового масштаба) в разряд индивидуальных, т.е. случившихся именно с этой конкретной женщиной, которая вела себя «неправильно». Это возвращает женщинам спокойствие и ощущение безопасности, поскольку они считают, что эта проблема их никак не затрагивает. Им кажется, что они, в отличие от своих «неправильных» сестер, контролируют ситуацию тем, что они-то «правильные» женщины с «правильным» поведением и точно знают, как избежать изнасилования. К сожалению, женщины не задумываются, что, обвиняя жертву, они оказываются на одной стороне с насильником, соглашаясь, что изнасилования допустимы и оправданы. Они заключают с агрессорами негласный договор – мы будем вас поддерживать, подставляя «неправильных» женщин под сексуальное насилие, а вы за это не будете нас трогать. Но, этот договор не работает, поскольку любая женщина в какой-то момент своей жизни обязательно попадает под определение «неправильной». На мой взгляд, только объединение женщин перед лицом общей беды способно что-то изменить в уже сложившейся системе, а никак не деление на «правильных» и «неправильных» женщин;

        5. Стереотипы фокусируют внимание людей на личности и поведении пострадавшей, и именно ей приписывается активность, а не агрессору. Ситуацию показывают в таком свете, будто женщина сама активно вызывала у мужчины желание ее изнасиловать, а мужчина просто пассивно реагировал на это, и ничего не мог с собой поделать (если отношений между ним и женщиной не было). Либо представляют это как то, что мужчина просто взял что-то, принадлежащее ему по праву (если он состоял в отношениях с женщиной), а это считается нормальным поведением «настоящего» мужчины в нашем обществе. Так стереотипы оправдывают насильника, снимая с него ответственность и перекладывая ее на пострадавшую. Это дает возможность всячески увещевать женщин, чтобы они лучше следили за собой и были осторожны, и позволяет не замечать агрессоров рядом с ними.

        Но почему так происходит?

    Вспомним, что основные функции стереотипов – это объяснять и поддерживать порядки, заведенные в обществе: «Британский психолог Анри Тэшфел выделил две социальные функции стереотипизации: а) объяснение существующих отношений между группами, в том числе поиск причин сложных и «обычно печальных» социальных событий; б) оправдание существующих межгрупповых отношений, например действий, совершаемых или планируемых по отношению к чужим группам» (источник)

       Из стереотипов, рассмотренных выше, складываются следующие образы. Мужчина – это человека, которой волен следовать за любыми своими сексуальными желаниями и свободно претворять их в действие. А женщина – не человек. Она вещь, которая находится либо в частной собственности мужа/мужчины, с которым у нее отношения (и тогда он имеет право владеть ее телом по своему усмотрению), либо в общественной собственности (и тогда женщину могут насиловать все те, кто увидел в ее поведении некую неприличность).

     Таким образом, стереотипы о насилии объясняют сексуальные отношения между двумя группами – женщинами и мужчинами. Стереотипы оправдывают неравенство между ними, и дают право мужчинам насиловать женщин. Стереотипы поддерживают то общества, где такое положение дел в порядке вещей, т.е. патриархальное.

      Стереотипы распространяются сейчас не только через общественное мнение. Все большее влияние приобретают различные СМИ. Приведу цитату из книги Д.Майерса «Изучаем социальную психологию»:

      «Действительно ли наблюдение сцен сексуального насилия способствует живучести мифа о том, что некоторые женщины одобряют сексуальное насилие, что их «нет» на самом деле вовсе не означает «нет»? Чтобы ответить на этот вопрос, Нил Маламут и Джеймс Чек (Neil Malamuth James Check, 1981) организовали для одной группы студентов университета Манитобы просмотр двух фильмов несексуального характера, а для другой группы — двух фильмов, где были сцены изнасилования. Спустя неделю, как выяснил другой экспериментатор, испытуемые, смотревшие фильмы с изнасилованием, находили сексуальное насилие над женщиной более допустимым, чем при опросе до просмотра <…>

      Маламут, Доннерштайн и Цильманн (Malamuth, Donnerstein Zillmann) относятся к числу тех, кто серьезно обеспокоен тем, что риск подвергнуться сексуальному оскорблению или насилию у женщин постоянно растет <…>

       Кроме того, ученые считают, что наблюдение за актами насилия, особенно сексуального, может иметь антисоциальные последствия. Так же как большинство немцев лояльно относилось к оскорбительным антисемитским публикациям, что в конечном итоге привело к холокосту, так и в наши дни большинство людей спокойно проглатывают распространяемые массовой культурой извращенные представления о характере женской сексуальности, что в итоге ведет к тому, что иногда называют «холокостом женщин» или холокостом сексуального издевательства, оскорбления и насилия»

       А приводит это вот к чему (цитата из книги Robin Warshaw «I Never Called It Rape»):

      «Изнасилование – это не какая-то форма психопатологии, от которой страдает небольшое количество мужчин», – говорит ведущий образовательных семинаров по проблеме изнасилований на свиданиях, Пай Бэйтман. «На самом деле, изнасилование не сильно отличается от того, что мы считаем социально приемлемым и социально желательным мужским поведением».

     Различия между мужчинами, которые насилуют знакомых женщин, и мужчинами, которые этого не делают, частично зависят от того, верят ли они тем догмам, которым учат большинство мальчиков – о том, что настоящий мужчина должен вести себя как «мачо» в худшем смысле этого слова <…>

        Почти все мужчины контактируют с этой сексуальной индокринацией, и к сожалению, некоторые действительно начинают следовать ей. Их представления формируются другими мужчинами: отцами, дядями, дедушками, тренерами, молодежными лидерами, друзьями, членами братства, даже поп-звездами. Мальчиков учат с помощью постоянных вербальных и невербальных намеков, что они должны сфокусироваться и постоянно думать о сексе, что они должны воспринимать женщин как объекты, с помощью которых получают секс, а не как равноправных партнеров, у которых есть собственные желания и предпочтения. Мальчики учатся, что они всегда должны сами инициировать сексуальную активность, что они могут встретиться с нежеланием со стороны девочек, но что они должны его игнорировать и продолжать настаивать, уговаривать, не сдаваться, и в конечном итоге, обязательно получить то, что они хотят. Они начинают воспринимать женщин как своих противников, которых надо завоевывать, и учатся использовать свои физические и социальные преимущества, чтобы подчинять себе более слабых, менее значимых людей.

       Это то, что большинство мальчиков – не только будущие насильники – узнают о сексуальности. Практически не упоминается, что секс – это взаимодействие между двумя людьми, которые принимают в этом равное участие и вместе получают удовольствие. Лишь немногие мальчики могут увидеть пример положительных сексуальных отношений среди окружающих их мужчин <…>

     В самом деле, исследователь Нейл Маламут сообщает, что 30% опрошенных мужчин в его исследовании говорили, что они бы совершили изнасилование, если бы точно знали, что их не поймают. Когда в вопросе слово «изнасилование» заменили на фразу «заставить женщину заниматься сексом» — снова с оговоркой, что их не поймают – то более 50% мужчин сказали, что они бы это сделали»

     Это печально, и стереотипы о сексуальном насилии позволяют сохранять такое положение вещей. Ведь если принять тот факт, что женщина – такой же человек, как и мужчина, пришлось бы слишком многое изменить: пересмотреть общественные установки в отношении насилия, добиваться справедливого наказания  виновных, продумывать такие варианты психологической работы с агрессорами, которые уменьшили бы вероятность повторения преступления. Нужно было бы проводить профилактику сексуального насилия среди взрослых мужчин и подрастающего поколения, разъясняя и обучая, как НЕ насиловать женщин, а уважать их и считать равными. И самое главное – мужчинам пришлось бы лишиться привилегии на секс по первому требованию.

       За раз все это не сделать, и нужен целый комплекс действий как на уровне отдельных людей, так и на уровнях сообществ и государства. Но женщин у нас в стране больше половины, так что все в наших руках. Каждая из нас способна внести свой вклад в это дело, перестав обвинять жертву сексуального насилия, открыто говоря о том, что такая проблема существует, и распространяя ту информацию, которая является здоровой альтернативой стереотипам из патриархального прошлого. Не стоит забывать и о 50% мужчин, для которых, согласно исследованию Нейла Маламута, неприемлемо принуждать женщину к сексу. Для них изнасилование не совмещается с личной системой ценностей, и важно привлекать этих мужчин к решению проблемы сексуального насилия.

        P.S. Спасибо психологу Юлии Концовой за помощь в подготовке материала!

(с) Евгения Задруцкая, проект «Слушай Душу» – listentosoul.ru

Через сайт Vk Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь + 7 =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>